Синдром карьеры и… усталости

Почувствовав недомогание — слабость, разбитость, головокружение, ухудшение аппетита и раздражительность, я решила, что это обычная простуда, которая быстро пройдет. Однако странное состояние, к которому «присоединилось» еще и выраженное снижение работоспособности, держится больше месяца. Слышала о том, что так проявляется хроническая усталость. Считается ли она болезнью? Как от нее избавиться? Оксана ТУРКОВА, Минск. — Цивилизация подарила человечеству множество благ, но, в довесок к научным достижениям и прогрессу, мы получили и новые недуги. К так называемым болезням цивилизованного мира можно отнести стресс и синдром хронической усталости (СХУ) — chronic fatigue syndrome. Считается, что СХУ страдали уже несколько сотен лет назад (правда, значительно реже), а изучают синдром лишь около 10 лет. Его определяют как мультипричинное расстройство нейроиммунных механизмов. Оно проявляется у генетически предрасположенных личностей в результате активации инфекционными агентами иммунной системы и дисрегуляции ЦНС (преимущественно ее височно-лимбической области). До сих пор неизвестно, что вызывает недуг. Он поражает прежде всего тех, чей иммунитет ослаблен, а нервы — как струна. Толчком могут послужить стресс, плохая экологическая обстановка, вирусы. Многие пациенты замечают: то, что раньше давалось легко, теперь требует мучительных усилий. Странный недуг «предпочитает» людей молодых, образованных, преуспевающих; женщины (натуры более чувствительные) болеют в 2 раза чаще. СХУ прозвали «гриппом молодых карьеристов» — из-за характерной особенности: обычно начинается, как банальный грипп, только слабость растягивается на месяцы и даже годы. СХУ имеет и такие названия: синдром менеджера, грипп для яппи, диванная чума XXI века, синдром Персидского залива, синдром Косово, миалгический энцефаломиелит… Страдающие могут утешаться тем, что тонкая организация их души доказана: болезнь «предпочитает» представителей интеллигенции (медиков, учителей, журналистов и др.). А заставляет страдать еще и то, что родственники, друзья и сослуживцы принимают сраженного СХУ, но вполне здорового на вид человека, за бездельника, врачи — за симулянта. Типичные жалобы пациентов: на предболезненное состояние, внезапно возникшие слабость и разбитость, напоминающие проявления гриппа, простуды (физическая нагрузка усиливает чувство усталости); на снижение аппетита, тошноту, усиленное (профузное) ночное потоотделение, головокружение, непереносимость алкоголя. Уменьшается социальная активность, почти треть больных вообще не могут выполнять работу. Проявлениям СХУ часто сопутствуют фибромиалгия, синдром раздраженной толстой кишки, болевая дисфункция височно-нижнечелюстных суставов. Наиболее полно изучена взаимосвязь СХУ с фибромиалгией (заболевание характеризуется наличием чувствительных точек (tender points) и диффузным болевым синдромом). 20–70% пациентов с фибромиалгией соответствуют также критериям СХУ, а у 35–70% больных с данным синдромом — признаки фибромиалгии.
Есть множество теорий патогенеза СХУ. Одни указывают на инфекционную вирусную этиологию синдрома, другие — на психические нарушения как причину данного патологического состояния. Вирус Эпштейна–Барра, цитомегаловирус, вирусы простого герпеса I, II, VI типов, вирус Коксаки, гепатит С, энтеровирус, наряду с прочими, обсуждались в качестве этиологических факторов; свидетельств о специфической вирусной инфекции при СХУ в настоящее время нет. Некоторые пациенты вообще не имеют признаков вирусной инфекции. Скорее всего, гетерогенная группа инфекций может являться триггером и поддерживающим фактором синдрома. Третьи авторы считают, что СХУ — следствие только психиатрической патологии: соматизированных расстройств, «больших» или атипичных депрессий. Эта точка зрения основывается на преимущественной представленности эпизодов аффективных расстройств, «больших» депрессий в анамнезе (50–75%) у больных СХУ — по сравнению со здоровыми и имеющими другие хронические заболевания. Генерализованные тревожные и соматоформные расстройства также чаще встречаются у больных СХУ, чем в общей популяции (до 30%). В большинстве случаев аффективные расстройства предшествовали дебюту СХУ. Также обсуждаются в качестве факторов патогенеза: повышенное образование молочной кислоты в ответ на физическую нагрузку, нарушение транспорта кислорода к тканям, снижение числа митохондрий у больных СХУ. Зарегистрированы нарушения мозговых функций, нейроэндокринной сферы, архитектоники сна, иммунные нарушения, эмоционально-личностные особенности у больных СХУ. Большинство исследователей склоняются к мнению, что СХУ — состояние со сложной, мультифакториальной этиологией; гетерогенное расстройство с психофизиологическими нарушениями, с одинаковыми или схожими симптомами. Есть мнение, что астенические проявления и умеренные нарушения в психической сфере при СХУ могут быть связаны с хронической церебральной гипоперфузией, т.к. СХУ часто сочетается с хронической АГ. Гипоперфузия клеток мозга приводит к изменению нейротрансмиттерной функции и, как следствие, к депрессивным и тревожным расстройствам. Данная точка зрения подтверждается результатами исследований с применением фотон-эмиссионной томографии (single photon emission computed tomography — SPECT): получено снижение уровня регионального церебрального кровотока — по сравнению со здоровыми испытуемыми. Гипоперфузия ЦНС при SPECT-сканировании выявлялась чаще у лиц с СХУ — по сравнению со здоровыми испытуемыми и страдающими депрессией. У больных СХУ выявлены нарушения гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы и серотониновых систем регуляции — предположительно вследствие изменения физиологической реакции на стресс. У трети пациентов определяется снижение уровня кортизола. Причиной гипокортизолизма считают не первичное поражение коры надпочечников, а нарушения ЦНС. Прием агонистов серотонина приводит к достоверному повышению уровня пролактина в сыворотке крови у больных СХУ, в отличие от здоровых и больных депрессией, что свидетельствует о нарушении функции серотониновых систем. Больные депрессией имеют противоположный паттерн — гиперкортизолизм и сниженную серотонинобусловленную реакцию пролактина. По данным разных исследований, в США больных СХУ — от 3 до 10 миллионов. Там существует госпрограмма, по которой на лечение 1 такого больного выделяется 2 тысячи долларов. Ученые Калифорнийского университета предполагают, что в ближайшее время болезнь поразит почти 1,5% населения мира. Немецкие специалисты убеждены: в их стране 90% жителей — потенциальные носители СХУ, а у 3% болезнь уже проявилась.   Основные симптомы СХУ (не проходят в течение 6 месяцев, а врачи не выявляют иные заболевания, способные вызвать подобное состояние): — непроходящая усталость, — резкое снижение работоспособности, — быстрая утомляемость, даже при отсутствии нагрузок.   10 малых признаков СХУ: — острое начало болезни, — субфебрильная температура, лихорадка, — боль и першение в горле, — небольшое увеличение и болезненность шейных, затылочных и подмышечных лимфатических узлов, — мышечная слабость, болезненность отдельных групп мышц (миалгии), — мигрирующая боль в суставах, периодическая головная боль, — расстройство сна, — депрессия,
— забывчивость, снижение интеллекта (беспорядочное мышление, невозможность сосредоточиться), — повышенная раздражительность.   Если вы обнаружили у себя хотя бы 1 основной симптом плюс 6–8 малых признаков, то с большой вероятностью можно предположить, что вас сразила «новая чума». Разрешить сомнения должен врач-иммунолог, но даже специалисту непросто поставить правильный диагноз. Не обязательно, чтобы у пациента проявились все симптомы. Какой-то один — или сонливость, или боль в мышцах, или непроходящее лихорадочное состояние — может докучать так сильно, что «перекроет» остальные.
У каждого болезнь протекает по-своему: у одного, ко всему прочему, неожиданно возникает аллергия; у другого — светобоязнь, иная форма фобии или нарушения в работе почек, печени, сердца, органов ЖКТ; третьи без видимой причины резко худеют или лишаются волос. Синдром порой изменяет характер: веселого общительного человека делает мрачным филантропом, сильного и уверенного в себе — слабым и нерешительным. Поставить точный диагноз — половина успеха. Диагностика базируется на методе исключения других заболеваний: затянувшейся астении после гриппа, тяжелой депрессии, лейкемии, грибковых и микробных инфекций, рассеянного склероза, ВИЧ-инфекции, злокачественных новообразований, фибромиалгий и прочих. Необходимо проведение сложных анализов. Вторая половина успеха — правильное лечение. Оно нетрадиционно: аутотренинг, рефлексо- и психотерапия, прием антидепрессантов в малых дозах, обязательны — комплекс витаминов, коррекция иммунитета. Для укрепления иммунной и нервной систем показаны: — охранительный режим и постоянный контакт больного с лечащим врачом, — диетическая терапия, — терапия препаратами витаминов В1, В6, В12 и С, — иммунотропная терапия, — симптоматическая терапия: НПВС-обезболивающие, Н2-блокаторы, энтеросорбенты, ноотропные средства. Функциональной реабилитации способствуют физиопроцедуры: иглорефлексотерапия, электролечение, лечебная физкультура, массаж, мануальная терапия, ароматерапия, гомеопатия, грязелечение и др. Правила психологической  реабилитации: — избегайте конфликтных ситуаций, — из всех дел выбирайте самые важные, — учитесь переключаться с одной деятельности на другую, — не ставьте перед собой сверхзадач, — научитесь распределять энергию, отказываясь от того, без чего можно обойтись, — старайтесь видеть во всем положительные стороны, сохраняйте оптимизм. Почти у 20% больных отмечается прогрессивное усиление симптоматики. Большинство пациентов выздоравливают в течение 2–4 лет.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.