В поисках «часов» старения

Средняя продолжительность жизни в развитых странах достигла 80 и более лет. В Беларуси лица старческого возраста и долгожители составляют более 5%. Этот феномен (как и существенное постарение населения экономически развитых и развивающихся стран) вызвал значительное увеличение интереса к геронтологии. Ген долголетия: мифы и реальность   Можно ли разделить старение без болезней и старение, непосредственно связанное с такими заболеваниями, как рак, болезни сердца и сосудов, остеопороз, остеоартрит, сахарный диабет и ряд нейродегенератив-
ных (болезни Альцгеймера, Паркинсона и др.)? До сих пор этот вопрос — предмет дискуссий. Наиболее существенную попытку решить его предпринял Национальный институт старения США, где более 40 лет продолжается Балтиморский лонгитудинальный проект по старению (Baltimore Longitudinal Study on Aging, BCLA), в рамках которого ведутся регулярные исследования множества параметров у отобранных здоровых индивидуумов. Поскольку возрастная динамика показателей варьирует от индивидуума к индивидууму, практически невозможно оценить «степень старения» отдельного человека, основываясь на измерении одного или нескольких биохимических, физиологических или физических показателей. Следствием этой вариабельности является отсутствие универсального набора тестов для определения биологического возраста, который был бы более надежен, чем хронологический.

Один из ключевых вопросов геронтологии — выяснение роли генетических факторов в старении.

Для человека можно оценить наследуемость долгожительства, исследуя параметры у членов одной семьи, в т. ч. у приемных детей (для учета условий среды), а также у близнецов. В исследовании, включавшем 7000 взрослых, дольше жили потомки родителей с большей продолжительностью жизни. Лица, чьи родители прожили более 81 года, жили, по крайней мере, на 6 лет больше тех, чьи родители умерли, не достигнув 60-летия. Все семьи жили в различных условиях, включая окружающую среду. Эти примеры убедительно свидетельствуют о важной роли генетических факторов в долголетии.

Для выявления роли наследственности и факторов среды исследовали частоту заболеваний и смертность у приемных детей. Среди тех, чьи биологические родители умерли рано от неслучайных причин, риск аналогичной смертности был в 2 раза больше. Если причиной ранней смерти одного из биологических родителей стало заболевание сердца, у его ребенка, воспитывавшегося в семье приемных родителей, риск умереть от инсульта и инфаркта миокарда в 4 раза выше, чем у их биологических детей. Аналогичные закономерности прослежены и в отношении смерти от инфекционных заболеваний.

Максимум одна треть вариабельности в общей смертности может быть обусловлена генетическими факторами, тогда как почти все остальные различия связаны с окружающей средой. Близнецы наследуют специфические гены, которые ограничивают продолжительность жизни: например, определяющие предрасположенность к ожирению или атеросклерозу. Вместе с тем, в ряде наблюдений получены данные о существенной наследуемости долгожительства. Так, сибсы (родные братья или сестры) столетних имели в 4 раза большую вероятность прожить 85 лет и дольше, чем тех, кто умер до 73 лет.

Довольно распространено мнение, со­гласно которому генетическая программа развития исчерпывается достижением репродуктивного успеха, т. е. рождением потомст­ва и выживанием организма после завершения репродуктивной функции. С эволюционной точки зрения, длительный период ре­продукции дает виду преимущества, тогда как выживание особи после этого периода снижает выживаемость вида. Было пока­зано, что женщины, которые прожили 100 лет и дольше, в 4 раза чаще рожали детей после 40 лет, чем прожившие не более 73 лет. По мнению авторов, поздняя менопауза может способствовать долголетию.

Другим аспектом проблемы продолжительности жизни по­томства является оценка генетического груза мутаций, полученных родителями в процессе старения. Частота мутаций в половых клет­ках мужчин много выше, чем у женщин, и пропорциональна возрас­ту. В случае отцовства в позднем возрасте потомство подвергается большему риску генетических нарушений и, соответственно, риску меньшей продолжительности жизни.   Геропротекторы   Известно более 20 веществ, способных уве­личивать продолжительность жизни. Они получили назва­ние геропротекторов. В отличие от гериатрических средств, предназначенных для лечения заболеваний у пожилых людей или улучшения качества их жизни, геропротекторы должны применяться в молодом и зрелом возрасте.

Предложение использовать антиоксиданты как геропротекторы основано на свободнорадикальной теории старения. Свободные радикалы, обра­зующиеся в результате окислительных реакций в орга­низме, оказывают множественные повреждающие эффекты на мак­ромолекулы (нуклеиновые кислоты и белки), вызывая их деграда­цию и старение. Эта теория объясняет не только механизм старения, но и широкий круг связанных с ним патологических процессов (ССЗ, дисфункция мозга, катаракта, рак и др.). Полагают, что активные формы кислорода вызывают повреждения мембран, коллагена, ДНК, хроматина, структурных белков.

Эпидемиологические данные и результаты клинических испытаний антиоксидантов в качестве средств, снижающих заболеваемость, не убедили в их эффективности (за исключением витамина Е и, возможно, витамина С, которые уменьшают перекисное окисление липидов и оказывают защитный эффект).

Все большее значение приобретает группа нейротропных средств. С возрастом нарушается уровень катехоламинов в голов­ном мозге (главным образом, в гипоталамусе) и соот­ношение с другими биогенными аминами, в частности, с серотонином, что рассматривается как один из ключевых механизмов, определяю­щих возрастные изменения в нейроэндокринной системе. Перспективными геропротекторами могут оказаться средства, вмешивающиеся в обмен серотонина и катехоламинов и угнетаю­щие аппетит (анорексанты).   Результаты большинства исследований долгожительства
у близнецов свидетельствуют: наследуемость продолжительности
жизни у человека не превышает 50%.
 

Перспективный геропротектор, нормализующий уровень биогенных аминов, — этиловый эфир аповинкаминовой кислоты (кавинтон). Он обладает комплексным механизмом повышения адаптогенной активности организма. Благоприятно влияет на церебральный метаболизм: уменьшает повреждение клеток ЦНС в условиях недостаточного кровоснабжения мозга, повышает переносимость гипоксии нейронами, оказывает антиоксидантное действие, снижает вязкость крови, улучшает тонус сосудистой стенки. По результатам Европейского метаанализа, при приеме кавинтона по 30–60 мг/сут. до 3 месяцев повышается устойчивость организма к дестабилизирующим факторам, нормализуются когнитивные функции, память, возможности интерперсональных связей.

К адаптогенам относят вещества, которые создают в организме состояние неспецифической сопротивляемости к неблагоприятным факторам внешней среды. Наиболее изучены препараты женьшеня и элеутерококка. Учитывая их адаптогенные свойства, способность за­щищать и активировать генетический аппарат клетки и влиять на нейроэндокринную систему, резонно предположить, что эти препараты могут быть использованы как геропротекторы.

В последние годы на фармрынке появилось много препаратов растительного происхождения с адаптогенным действи­ем, которые предлагаются в качестве геропротекторов. Сообщается об увеличении продолжительности жизни животных и человека, получавших экс­тракт гинкго билоба — средство традиционной китайской медицины; при воздействии веществ, содержащихся в красном вине. Приводятся данные о высокой антиоксидантной ак­тивности чеснока и его профилактическом действии на ряд связанных с возрастом заболеваний. Недавно пред­ставлены убедительные эпидемиологические доказательства сниже­ния преждевременной смертности, особенно связанной со злокачест­венными новообразованиями, у лиц, ежедневно употреблявших боль­шое количество зеленого чая.

С возрастом уменьшается мышечная масса тела и увеличивается накопление жира. В определенной мере это обусловле­но снижением продукции гормона роста, заметным у человека уже после 3-й декады жизни. Установлено, что пересадка крысам опухоли гипофиза, продуцирующей гормон роста, замедляет старение тимуса. Эти наблюдения позволили предположить: возрастные изменения в организме в значительной мере вызваны снижением продукции гормона роста, возмещение которого будет замедлять процесс старения. Рекомбинантный гормон роста человека вводили в течение 6 месяцев группе пациентов в возрасте от 61 до 81 года (0,03 мг/кг 3 раза в не­делю внутримышечно). После курса такой терапии отмечено прибавление мышечной массы и уменьшение отложе­ний жира в теле. Кратковременное введение ста­рым мужчинам рекомбинантного гормона роста в дозе 0,1 мг/кг в день сопровождалось увеличением окисления жиров, задержкой азота и увеличением синтеза белка.   Ежедневные физические упражнения в течение
15 недель весь­ма эффективно увеличивали мышечную
силу у пожилых мужчин, тогда как дополнительные
введения в этот же период гормона роста не улучшали
существенно результатов, достигаемых одними трени­ровками.
Заместительная терапия гормоном роста положительно
влияла на метаболизм костной ткани, однако имеются
на­блюдения, что применение гормона роста может ускорять
метабо­лизм в костях и сопровождаться гинекомастией.
  Антидиабетические бигуаниды (фенформин, буформин, метформин), наряду с гипогликемическим действием, способны также улучшать утилизацию глюкозы в тканях, снижать использование организмом жирных кислот, угнетать неоглюкогенез, снижать его биосинтез, концентрацию в крови холестерина, триглицеридов и инсу­лина, биосинтез холестерина и, кроме того, уменьшать массу тела. Эти свойства послужили основанием для использования антидиабетических бигуанидов в качестве геропротекторов и в онкоклинике для нормализации неко­торых нарушений обмена.

Последние 25 лет для предупреждения преждевременного старения используется группа пептидных биорегуляторов (они не обладают токсическими эффектами). В Санкт-Петербургском институте биорегуляции и геронтологии применяются 6 геропротекторных препаратов: тималин, тимоген, эпиталамин, простатилен, кортексин, ретиналамин. Из синтетических высокоэффективных пептидов в клинической практике используются вилон, эпиталон, кортаген, ливаген, простамакс. Но из всей этой группы только 2 комплексных пептидных биорегулятора (эпиталамин и тималин) прошли длитель­ную проверку геропротекторной активности в Ин­ституте геронтологии АМН Украины и в Институте биорегу­ляции и геронтологии СЗО РАМН. Оба препарата занесены в Реестр лекарственных средств России.

В исследовании участво­вали 266 человек пожилого и старческого возраста. Период наблюде­ния — 6–10 лет. Установлено значительное сходство результатов, полученных в двух независимых исследованиях. При приеме эпиталамина в дозе 10 мг в/м ежедневно в течение 2 нед. (повторный курс через 2–4 нед.) и тималина — 10–20 мг в/м ежедневно в течение 1 нед. (повторный курс через 6 мес.) у пациентов значительно улучшались субъективные показатели, снижался функциональный возраст сердечно-сосудистой и дыхательной систем, улучшались переносимость  физических нагрузок, показатели липидного спектра, нормализовалась толерантность к углеводам. Эпиталамин оказался весьма эффективен для профилактики и лечения генетически де­терминированной возрастной патологии в группе, включавшей 150 женщин 60–95 лет.

Применение воздействий, нормализующих возрастные гормонально-метаболические и иммунологические изменения и тем самым замедляющих реализацию генетической программы старения (уменьшающих темп, скорость старения, а не отодвигающих его на­чало), окажет наиболее значительный геропротекторный и предупре­ждающий развитие опухолей эффект. Наи­более перспективны препараты шишковидной железы, в частности эпиталамин и эпиталон; ограничение калорийности питания и средства, имитирующие
его (ан­тидиабетические бигуаниды, заменители сахара, возможно — анорексанты). Факторы, препятствующие инициирующему действию повреждающих агентов (антиоксиданты, антимутагены, энтеросорбенты), могут служить важным дополнительным средством профи­лактики новообразований и преждевременного старения при повышенном риске влияния на организм неблагоприятных условий внешней среды. К группе доказанных геропротекторов можно отнести витамины (Е, С), микроэлементы (Zn, Se), биогенные стимуляторы (препараты плаценты), адаптогены (элеутерококк, зеленый чай), липотропные (статины, фибраты) и нейротропные средства (дельтаран, кавинтон), пептидные биорегуляторы класса цитомединов, стволовые клетки костного мозга.

Современная медицина располагает определенным арсеналом гериатрических средств, которые замедляют процесс старения, способствуют активному долголетию и в перспективе дают возможность увеличить среднюю продолжительность жизни человека до генетически детерминированного предела — 110–120 лет. Но по-прежнему гериатрия остается областью, где тесно переплетены истины, гипотезы, вымыслы и спекуляции.   Материал рассчитан на врачей-терапевтов, врачей общей практики, врачей-гериатров.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.