Диагностика и лечение опухолей головного мозга

Последние 10 лет в Беларуси первичными ОГМ ежегодно заболевали около 400 человек. Причины первичных ОГМ точно неизвестны. В развитии патологии играют роль генетический фактор, воздействие химических веществ, предшествующее облучение головного мозга и лицевого черепа. Валерий СИНАЙКО, зав. радиологическим отделением № 2 РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, канд. мед. наук   Опухоли головного мозга (ОГМ) — гетерогенная группа доброкачественных и злокачественных новообразований, которые зарождаются в тканях мозга и его оболочек (первичные опухоли) либо являются метастазами злокачественных новообразований из других органов (вторичные, или метастатические опухоли). Частота первичных ОГМ в разных странах составляет 4–14 случаев на 100 тыс. населения, вторичных — приблизительно в 4 раза выше. Последние 10 лет в Беларуси первичными ОГМ ежегодно заболевали около 400 человек. Причины первичных ОГМ точно неизвестны. В развитии патологии играют роль генетический фактор, воздействие химических веществ, предшествующее облучение головного мозга и лицевого черепа.   Классификация: «первичная» сотня   Гистологическая классификация опухолей нервной системы (ВОЗ, 2000) насчитывает более 100 нозологических форм первичных ОГМ. Среди взрослого населения наиболее распространены глиальные опухоли (50–60%) и менингиомы (18–28%). Общепринятая в онкологии TNM-классификация в отношении опухолей нервной системы не применяется из-за отсутствия регионарного метастазирования и крайне редкого — отдаленного. Морфологически злокачественные опухоли подразделяют на низко- (Grade I–II) и высокозлокачественные (Grade III–IV).   Диагностика: видна опухоль от 5 мм   При подозрении на ОГМ пациента направляют к неврологу, который проводит неврологическое, при необходимости — нейроофталь-мологическое исследование. Выявляемые при последнем застойные диски зрительных нервов — ценный объективный симптом повышения внутричерепного давления. Для подтверждения диагноза и определения локализации опухоли проводится КТ или МРТ с контрастным усилением. КТ позволяет визуализировать внутричерепные поражения диаметром более 0,5 см, а также выявить перифокальный отек, смещение срединных структур, сдавление желудочков, обструктивную гидроцефалию. МРТ, обладающая более высокой разрешающей способностью, особенно информативна при исследовании ствола головного мозга, образований задней черепной ямки, мозговых оболочек и спинного мозга. При выявлении первичной опухоли до назначения лечения определяют ее морфологическую структуру в ходе оперативного вмешательства либо стереотаксической пункционной биопсии. Люмбальная пункция проводится при подозрении на диффузную опухолевую инфильтрацию мозговых оболочек, когда диагноз может быть подтвержден только цитологическим исследованием спинномозговой жидкости.   Лечение: максимальное удаление без «нервов»   До специального противоопухолевого лечения решается вопрос о назначении противоотечной и противосудорожной терапии. При наличии клинических и(или) рентгенологических признаков повышения внутричерепного давления назначают кортикостероидные гормоны (чаще — дексаметазон в дозе 8–16 мг в сутки), которые у многих пациентов уменьшают симптом в течение 1–2 суток. Для экстренной помощи при тяжелой внутричерепной гипертензии используют 20% раствор маннитола в дозе 1 г/кг массы тела (либо сормантол), фуросемид, препараты калия. Судорожный синдром — показание для противосудорожной терапии (обычно — карбамазепином в дозе 0,2 г 1–3 раза в сутки). В редких случаях при бессимптомных ОГМ либо опухолях, единственным проявлением которых являются контролируемые судорожные расстройства, а также при отсутствии накопления контраста в ходе МРТ и наличии сомнений в благоприятном результате операции допустимо динамическое наблюдение. При признаках прогрессирования опухоли требуется специальное лечение. Во время хирургического вмешательства по поводу первичной ОГМ надо стремиться к максимальному ее удалению, но не приводящему к нарастанию неврологической симптоматики. Дальнейшая тактика лечения, определяемая консилиумом с участием нейрохирургов, радиационных онкологов, зависит от нозологической формы и степени удаления опухоли. При ограниченных доброкачественных и низкозлокачественных (Grade I) опухолях (пилоидные астроцитомы, плеоморфные ксантоастроцитомы, менингиомы, эпендимомы, шванномы, пинеоцитомы, аденомы гипофиза) тотальное их удаление не требует дополнительной противоопухолевой терапии. Продолжительность жизни большинства прооперированных превышает 10 лет, у некоторых — 20 лет. Удаление солитарной метастатической ОГМ в сочетании с другими методами противоопухолевого лечения позволяет части пациентов не испытывать неврологических нарушений более 1 года. Больным с ОГМ низкой степени злокачественности (Grade II) проводится послеоперационная лучевая терапия (ЛТ) в суммарной очаговой дозе (СОД) 54 Гр. Необходимость ЛТ у каждого пациента определяется в зависимости от его возраста и общего состояния, морфологического строения опухоли и ее размеров до операции, наличия перехода новообразования за среднюю линию. Проведение ЛТ больным низкозлокачественными (Grade II) глиомами сразу после хирургического вмешательства, по сравнению с ее выполнением при прогрессировании патологии, статистически достоверно повышает безрецидивную выживаемость (в среднем на 1,4 года), однако не влияет на общую выживаемость. Послеоперационная ЛТ на остаточную опухоль и(или) ее ложе при ОГМ высокой степени злокачественности (Grade III–IV) в СОД 54–60 Гр является стандартом лечения, независимо от степени удаления опухоли, т. к. статистически достоверно увеличивает продолжительность жизни. В ряде случаев биологические особенности течения опухолевого процесса требуют облучения всего головного и спинного мозга. В частности, при эмбриональных и герминоклеточных опухолях, характеризующихся высоким риском диссеминации по спинномозговой жидкости, сначала проводится облучение всего головного и спинного мозга в СОД 36 Гр, а затем — остаточной опухоли и (или) ее ложа в СОД 25,2 Гр. ЛТ всего головного мозга в СОД 40 Гр показана пациентам с первичными лимфомами, а в СОД 36–40 Гр — с множественным метастатическим его поражением, что увеличивает медиану выживаемости с 1 до 3–6 месяцев. Химиотерапевтические препараты (темозоламид, прокарбазин, ломустин, винкристин, кармустин и др.) или их комбинации используют у больных глиальными ОГМ высокой степени злокачественности (Grade III–IV), эмбриональными и герминоклеточными опухолями. Полихимиотерапия — основной метод лечения пациентов с первичными лимфомами головного мозга.   Клиника   От бессимптомного течения до эпилепсии   Зависит от размера, локализации, темпа роста опухоли и выраженности перифокального отека. Наиболее распространенные симптомы:

  • стойкая головная боль (1-й симптом в 35–50% случаев заболевания) чаще обусловлена повышением внутричерепного давления, нередко сопровождается тошнотой и рвотой;
  • эпилептические припадки (1-й симптом в 20–30% случаев);
  • психические и личностные изменения (спутанность сознания, нарушения памяти, внимания и др.);
  • очаговые неврологические симптомы (парезы, атаксия, афазия, нарушения зрения и др.).
У 1,6% больных старше 45 лет ОГМ протекают бессимптомно и выявляются случайно при магнитно-резонансной томографии (МРТ) головного мозга по поводу других заболеваний.   Материал предназначен для врачей-онкологов, радиационных онкологов, нейрохирургов.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.