Как стать колоректальным хирургом. В США

В Минске на республиканской конференции по колопроктологии (ноябрь, 2008 г.) наряду с научными докладами прозвучало выступление, которое врачи слушали с особым интересом. Молодой врач из России Бадма Башанкаев рассказал о подготовке колоректальных хирургов в США. Его взгляд — изнутри: по обучающей программе юноша третий год работает в колоректальном отделении клиники под руководством известного профессора Стивена Уэкснера. Отличается ли «заокеанский» путь в профессию от нашего? Бадма БАШАНКАЕВ, ординатор, клинический исследователь Кливлендской клиники, Флорида, США   Обычная рабочая неделя ординатора и хирурга — 2 поликлинических и 3 хирургических дня. Обходы начинаются с 6.30. В поликлинике — до обеда. Затем — эндоскопия: колоноскопии — до вечера, в среднем 15–20 больных в день. Операции начинаются в 7.30. Соблюдается предельная точность. Если назначено в 7.30 — так и будет. Никак не в 10 — из-за того, что анестезиолог не подошел…   «Во флоридской стороне»…   Чтобы стать колоректальным хирургом (колопроктологом) в Америке, необходимо пройти следующие этапы обучения: 4-годичный колледж, 4-годичная медицинская школа (в нашем понимании — медуниверситет), ординатура по общей хирургии — как минимум 5 лет, колоректальная специализация — в течение 1 года. Приветствуется, если на 3 и 4 ступенях молодой человек 1, а то и 2 года посвятит собственным исследованиям, развитию познавательных способностей. Иначе говоря, выступит в какой-то мере академическим ученым. Для поступления в медицинскую школу (на конкурсной основе), нужно уже в колледже обязательно внести в план изучаемых предметов, которые молодой человек сам избирает, медицинские дисциплины — физику, химию, генетику, биохимию, патологию, анатомию… Учеба в колледже для молодого человека не самая сложная, но в финансовом отношении достаточно емкая: ежегодная оплата — в среднем 51 тыс. долларов. В медицинской школе первые 2 года — дидактические занятия: лекции, книги… Следующие 2 — цикловая ротация предметов по клиническим специальностям. По окончании — обязательные экзамены (без этого не присваивается звание доктора). Система их столь сложна, что для выходцев из европейских школ подготовка потребует не меньше года упорного труда. В отличие от веселого колледжа, учеба в медицинской школе тяжела настолько, что многие выбывают, не выдерживая объемов, темпов обучения, высоких требований. Дороже и оплата — на 10–15% (в среднем 55 тыс. долларов в год). В этом даже на родителей не рассчитывают. Берут банковский кредит, который выплачивают в течение последующей профессиональной жизни. Поступление в ординатуру — по конкурсу. При включении в обучающую программу очень важно, чтобы совпали желания конкретных ученика и учителя — учиться и учить. Это реализовано в системе match под руководством The National Resident Matching Program (NRMP); иными словами, во время нескольких интервью/встреч с будущими ординаторами Учитель подбирает себе Ученика, или Команда подбирает себе нового Участника, и наоборот. Это позволяет более заинтересованно относиться к набору. Одной из самых престижных считается хирургическая ординатура. Ординатор первого года получает 42 тыс. долларов в год, пятого — около 50. Средства на стипендию поступают клинике из государственного пенсионного фонда страхования Medicare — так государство заботится о тех, кто станет в будущем лечить пожилых людей. На подготовку каждого ординатора выделяется в среднем порядка 80–100 тыс. долларов. Данная сумма покрывает расходы на зарплату, страховку, в т. ч. от неправильного медицинского лечения (есть и такая); техническое обеспечение обучения (проведение конференций, оплата поездок на них ординаторов и т. п.). На 5 году обучения в ординатуре — выбор специализации. Допустим, молодой человек останавливает его на колопроктологии. Хирург изыскивает время и средства из своего напряженного графика для поездок и участия в программах по колоректальной хирургии. Сегодня в США таковых 45 — вдвое больше, чем в 1990 г. А ординаторов, замечу, всего 69. Самыми крупными обучающими центрами подготовками ординаторов-колоректальных хирургов являются Кливлендская клиника во Флориде, где я работаю, и Миннесотская — проматерь колоректальной хирургии в Америке. В этих двух программах участвуют по 5 человек в год, а в среднем по Америке — 1–2 чел. Специальный комитет, совет по постдипломному образованию контролируют программы специализации после ординатуры.   Работа в отделении   Наша клиника во Флориде, в которой работают более 200 врачей в 40 отделениях, является одним из 2 филиалов в США, еще по 1 — в Канаде и в Объединенных Арабских Эмиратах. Ежегодно в США проводится тест на определение уровня качества оказания медпомощи, мы — стабильно на 3 месте. В отделении 6 хирургов (все имеют колоректальную специализацию), 5 клинических и 13 исследовательских ординаторов. В штате — медсестры различных уровней подготовки. Все бумаги, страховки и т. п. оформляют координаторы-секретари; оперирующего хирурга эти заботы не касаются. Отдельный сотрудник занимается только ведением регистра (базы данных): любую информацию для исследования или статистической обработки можно получить в считанные минуты. Отделение имеет глубокие связи с аналогичными в других клиниках США и является лидирующим в специальности. Косвенное подтверждение последнего — наш руководитель Стивен Уэкснер — один из авторов учебника по колоректальной хирургии Американского Общества колоректальных хирургов (ASCRS). В рамках специализации по колоректальной хирургии ординатор должен изучить аноректальные, колоректальные заболевания, поликлиническую и хирургическую практику, и, что потеряно в российском обучении, освоить эндоскопические процедуры: никогда колоректальный хирург в США не отдаст прерогативу выполнения колоноскопии гастроэнтерологу. Это его хлеб (около 30% достатка). Требуется, чтобы ординатор мог правильно диагностировать, вести больных. Он должен быть на консультациях, на оценке больных, ежедневных обходах. Это контролируется одним из наших 6 хирургов. Как и выполнение лечебно-диагностических, эндоскопических процедур, операций, дежурств. Ординатор, проходящий последипломную специализацию, работает в среднем 53 часа в неделю. Официальное ограничение рабочей недели в США для ординатора — не более 80 часов в неделю. Отдых — в среднем 1,5 дня в неделю. Совет по постдипломному образованию США требует, чтобы в план обучения ординаторов, проходящих последипломную специализацию по окончании ординатуры, кроме дежурств и операций обязательно входила исследовательская работа. Если ординатор в течение года не выполнит хотя бы 1 исследовательский проект, то это скажется на дальнейшем трудоустройстве, в худшем случае он не получит сертификат. Поездки ординаторов-последипломников на конференции, покупку учебников, дополнительных электронных материалов и т. п. спонсирует больница. Если ординатор пожалуется в Совет на невыполнение клиникой требований программы, приедет разборная комиссия и закроет программу. За текущий год в США было приостановлено действие 3. Чтобы такого не случилось, сотрудники отделения должны создавать условия для исследовательской работы последипломников, творческую атмосферу молодым людям, всячески стимулировать интерес к науке. Зав. отделением, сотрудники обязаны посещать все мероприятия ординаторов: банальные клинические обсуждения, обходы. Практикуется такая форма, как журнальный клуб (она уже вводится в некоторых отделениях российских клиник). Ординатор представляет какую-либо, вызвавшую интерес в медицинских кругах, статью по любой теме — идет в библиотеку, копирует ее, раздает всем, готовит материал, презентацию, докладывает. При обсуждении старшие коллеги делают критический анализ. Это формирует трезвое мышление об исследовательской работе. Видишь, где автор «припушил» данные, учишься отличать истинное от ложного или подтасованного. Требуется, чтобы сотрудники отделения получали гранты. Это показание научной значимости. Гранты выделяются под исследования, которые спонсируются либо государством, либо компаниями. Нужно выступать на конференциях с докладами, публиковать статьи, работы, писать учебники, главы в них, монографии. Публикации обязательны как для молодых ординаторов, так и для собственно сотрудников отделения. Если этого нет — действие программы приостанавливается. Желательно, чтобы кто-то из руководства отделения был представителем на национальных, межнациональных комитетах (оргкомитеты, сообщества хирургов), всячески способствовал развитию исследовательского таланта молодых людей. Для более правильного, широкого понимания проблем колопроктологии, освоения специфики работы каждого специалиста (ведь у всякого — свой хирургический шарм), практикуется ротация. Так, в нашей клинике ординатор работает по 5 недель 2 раза в год с очередным хирургом. Это позволяет ему всесторонне взглянуть на ту или иную медицинскую или клиническую проблему, оперативную технику и оценить, как он сам хочет ее решать. По рекомендации законодательного органа — коллегии американских колоректальных хирургов, которая регулирует обучение и работу колоректальных хирургов в США, объем работы для ординатора, обучающегося колоректальной специализации, в 2008 г. следующий: 15 больных с анальными трещинами, 15 — со свищами (не просто посмотреть, а оперировать и вести больного до выписки), 13 — с геморроем, 15 — с нарушениями функций таза (операции по различным методикам), 5 — с запорами (тема, забытая на постсоветском пространстве и отправленная гастроэнтерологам), 10 — с инконтиненцией, 20 — с раком прямой кишки, 20 — с дивертикулярной болезнью, 3 — с семейным полипозом, 10 — с пролапсом прямой кишки, 15 — с язвенным колитом. В среднем мы в отделении наблюдаем ежегодно около 3 тыс. больных, 90% из них — оперируются планово.   P.S. Бадма Башанкаев, как и требует обучающая программа, активно участвует в исследовательской работе — на ноябрьской конференции в Минске «Актуальные вопросы колопроктологии: диагностика, лечение» выступил с докладом «Дивертикулярная болезнь у молодых»; был сопредседателем в секции молодых ученых.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.