Отцовство после гипоспадии

Могилевские хирурги разработали метод лечения врожденной аномалии половых органов Гипоспадия — сложная врожденная аномалия развития наружных, а иногда и внутренних половых органов. Проявляется в недоразвитии уретры и замещении недостающего отрезка соединительной тканью, с дистопией наружного отверстия на вентральную поверхность полового члена, мошонку или промежность, с искривлением или осевой ротацией полового члена.   Гипоспадия — самая частая аномалия развития уретры; встречается в среднем у 1 из 350 новорожденных мальчиков. Проблема имеет не только медицинский, но и социальный аспект, связанный с репродуктивной способностью мужчины.   Классификация гипоспадии   •          1-я степень. а) гипоспадия без гипоспадии; б) венечная, околовенечная. •          2-я степень. Пениальная (пениально-мошоночная). •          3-я степень. Мошоночная (мошоночно-промежностная). •          4-я степень. Промежностная. В Беларуси ежегодно проводится более 120 операций при гипоспадии. По данным отечественных и зарубежных авторов, проблема хирургического лечения этой патологии не решена, поскольку неудачи в послеоперационном периоде могут достигать более 50%. Основные причины — широкое применение паллиативных, патогенетически необоснованных операций, недооценка нюансов в оперативном пособии и в послеоперационном течении. Частыми осложнениями после пластики уретры являются свищи мочеиспускательного канала. К причинам их формирования можно отнести локальную ишемию тканей с последующим некрозом и образованием фистулы, дезадаптацию краев артифициальной уретры, использование грубого шовного материала, травматизацию тканей хирургическим инструментарием, инфицирование, неадекватную деривацию раны в послеоперационном периоде, неверное наложение повязки и др. В послеоперационном периоде часто встречаются стриктуры артифициальной уретры, образующиеся в результате рубцового перерождения ее фрагмента, особенно при использовании уретральных анастомозов по типу «конец в конец», либо там, где применяется широкая мобилизация кожного лоскута, приводящая к локальной ишемии ткани. Нередким осложнением после пластики уретры местными тканями является оволосение уретры в пубертатном возрасте как следствие использования кожи, несущей волосяные фолликулы, что приводит в дальнейшем к росту волос в просвет мочеиспускательного канала.  Ранее удовлетворительный результат при лечении гипоспадии, как правило, достигался посредством нескольких оперативных вмешательств; внешне половой член часто не соответствовал физиологическому виду из-за множественных послеоперационных рубцов и кожных образований, что не оставалось незамеченным для полового партнера и нередко служило причиной психологических травм для обоих партнеров. Важная принципиальная особенность современного подхода к лечению детей с гипоспадией — ранний возраст. Характерно для всех одноэтапных пластик, применяемых в нашем отделении, полное обнажение кавернозных тел полового члена. Коррекция передней формы гипоспадии (по классификации Н. Е. Савченко) с расположением гипоспадического меатуса на головке полового члена и иногда в области венечной борозды производилась с использованием MAGPI-технологии, разработанной и внедренной J. Duckett. Оперативное лечение гипоспадии по методу MAGPI ранее выполнялось только при отсутствии искривления ствола полового члена. Методом выбора оперативной коррекции дистальной гипоспадии являлась также технология Hodgson-II, Duplay, Mathieu, которые и положены в основу разработанного нами метода. Разрез кожи производится на всю толщину до фасции Buck. После этого осуществляется мобилизация кожи полового члена, позволяющая сохранить питающие кожу сосуды. После рассечения собственно кожи полового члена с помощью пинцета поднималась поверхностная фасция и рассекалась сосудистыми ножницами. Ткани тупо разводились между поверхностной фасцией и фасцией Buck. Мобилизация кожи происходит практически бескровно в том случае, когда удается  правильно войти в межфасциальное пространство. Затем с помощью сосудистых ножниц разводили мягкие ткани полового члена по ходу кожного разреза, постепенно перемещаясь с дорзальной поверхности на боковые стороны пениса в межфасциальном пространстве. Особое внимание следует обратить на манипуляции в области вентральной поверхности, поскольку именно здесь кожа полового члена, поверхностная фасция и белочная оболочка (фасция Buck) спаяны интимно, что может привести к ранению стенки мочеиспускательного канала и формированию мочевого свища. MAGPI  является золотым стандартом при всех современных видах пластики. Кожа снимается со ствола полового члена до основания, как «чулок», что позволяет устранить кожную торсию, сопровождающую иногда дистальные формы гипоспадии, а также создать мобильный кожный лоскут. Следующим этапом производится  продольный разрез по ладьевидной ямке полового члена, включая дорзальную стенку гипоспадического меатуса с целью меатотомии, поскольку часто дистальные формы гипоспадии сопровождаются меатальным стенозом. Разрез выполняется достаточно глубоко — для того, чтобы пересечь соединительно-тканную перемычку, располагающуюся между гипоспадическим меатусом и дистальным краем ладьевидной ямки. Таким образом, мы добиваемся сглаживания вентральной поверхности головки, устраняя вентральную девиацию струи при мочеиспускании. Рана на дорзальной стенке меатуса принимала ромбовидную форму, и тем самым устранялось любое меатальное сужение. Обычно рана ушивалась 2 или 3 поперечными швами монофиламентной нитью
 (PDS 6-7/0); вентральная поверхность становилась гладкой. Латеральные края раны на головке сшивались 2–3 П-образными швами без натяжения на уретральном катетере возрастного размера. При закрытии раневого дефекта мы использовали метод, предложенный Nesbit: в бессосудистой зоне дорзального кожного лоскута создавалось «окошко», через которое головка полового члена перемещалась дорзально, а дефект на вентральной поверхности закрывался тканью фенистрированного препуция. Затем венечный кожный край раны сшивался с краем кожного «окошка», а рана на вентральной поверхности ствола полового члена ушивалась в продольном направлении непрерывным швом. С 2006 года в нашем отделении выполнено 47 пластик по описанной технологии пациентам 2,5–15 лет при гипоспадии 1–2 степеней, осложнений не было. При коррекции более тяжелых форм (мошоночной и промежностной) использовались методы Hodgson-II, Hodgson-III, Duckett. Оперативное лечение гипоспадии по методу MAGPI ранее проводилась при отсутствии искривления ствола полового члена,  мы применяем данную методику у всех пациентов. Новый метод позволил: сократить время пребывания больного в стационаре до 10–12 дней (при двухэтапной коррекции даже при отсутствии осложнений это занимало 52 дня), отказаться от надлобкового дренирования мочевого пузыря, минимизировать психологическую травму. Разработанный вариант хирургического лечения может быть использован в любом лечебном учреждении, выполняющем оперативные вмешательства для коррекции гипоспадии. Оптимальный возраст ребенка для оперативного лечения — 1–2 года (крайний срок — 4 года). Контрольные осмотры проводятся детским урологом через 1 месяц после операции, затем раз в 6 месяцев в течение 2 лет, далее — ежегодно до половозрелого возраста. При оценке результатов хирургического лечения принимают во внимание анатомический, функциональный и косметический эффекты операции.   Материал рассчитан на врачей-урологов, детских хирургов, педиатров.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.