Как оказать психологическую помощь умирающим

Что происходит с больным, узнавшим о страшном диагнозе? Перед лицом грядущей смерти сознание проходит несколько ступеней, постепенно адаптируясь к новой реальности Уходящий с Планеты — звезда в необъятном небе Рано или поздно каждый из нас начинает размышлять о конечности своего существования в этом мире. Однако такие мысли чаще всего кратковременны, быстротечны.   Естественные защитные механизмы психики, данные людям Богом и природой, спасают их от разрушительных мыслей и переживаний. И все-таки любой человек сталкивается с мыслями о смерти. Мы очень остро начинаем ощущать временность существования в этом мире. Именно так происходит с больным, узнавшим о страшном диагнозе. Перед лицом грядущей смерти сознание проходит несколько ступеней, постепенно адаптируясь к новой реальности. Первоначальная реакция на травмирующее известие — шок. Человек никого не видит и не слышит. Затем следует отрицание: «Нет, не может быть! Только не со мной!» Это нормальная реакция на страшную новость. Так мы устроены. Сознание не допускает скорой собственной смерти, старается вытеснить подобную мысль. Состояние естественное и чаще всего временное. Отрицание — своеобразный «буфер», смягчающий удар реальности; здоровая попытка психики справиться с болезненными обстоятельствами. Оно позволяет прийти в себя — взять «тайм-аут», а его длительность и выраженность зависят от многих факторов. Имеют значение и личностные особенности человека, и накопленный жизненный опыт, и умение справляться с трудностями, и поддержка близких. Не в последнюю очередь — как и кем была озвучена трагическая новость. Основное правило при общении с человеком на стадии отрицания — бережность. Опасно преждевременно разрушать эту жизненно важную защиту грубым вторжением со своей «правдой». Только сам заболевший знает, сколько времени ему понадобится, чтобы свыкнуться с мыслью о болезни как неизбежности. Очень важно позволить человеку прикрываться щитом отрицания, пока в этом есть необходимость. Затем приходит стадия гнева, агрессии, протеста, бурных эмоциональных реакций. Заболевший негодует на обстоятельства, обижается на людей, судьбу, Бога… Настоящее испытание для верующего. Все переживания в данный период выплескиваются наружу. Непростое время для окружающих; нередко они становятся «мишенью для гнева», принимают негативный поток на себя. Трудно выдерживать подобный эмоциональный натиск; у близких часто возникает чувство вины либо ответной злости. Справиться с этим поможет понимание: человеку надо освободиться от негативных переживаний. Из милосердия мы принимаем на себя основную волну его эмоций, ведь агрессия, не находя объекта вовне, будет направлена внутрь и может иметь разрушительные последствия (самоубийство). Заболевшего надо выслушивать, уделять ему внимание и время, хотя это всегда сложно. Следом приходит этап переживаний. Наступает фаза, которую некоторые авторы назвали «торговля, сделка». Частично принимается факт болезни, но оговариваются некие условия, обеспечивающие продление жизни: особый режим питания, образ жизни… Пациент может вступать в своеобразные «переговоры»: с лечащим врачом — быть послушным пациентом, с Богом — посвятить жизнь церкви, стать примерным верующим. Теплится надежда на «вознаграждение» в виде исцеления либо отсрочки неизбежного финала. Близкие теперь уважительно относятся к любым мыслям и идеям заболевшего (если в них нет очевидного вреда); нельзя обесценивать их, даже если они покажутся здоровым абсурдными. Оставьте человеку право верить. Но наступает период, когда факт болезни и завершение жизни становятся настолько очевидными, что отбросить грустные мысли уже невозможно. Беспомощность перед лицом судьбы приводит к депрессии. В такое время кто-то должен разделять с пациентом его болезненные переживания. Нужно позволить ему выразить скорбь, тревоги, страхи. Существует мнение, что слезы — «пот работающей души». Идет процесс особого затихания внешней активности человека. Его душа готовится к окончательному прощанию с миром, смирению. Человек подводит итог жизни. Внешне это выглядит как сокращение контактов с окружающими. Внезапная и непонятная для близких молчаливость тревожит их, заставляет предпринимать постоянные попытки «растормошить» и разговорить больного. Период молчания и тишины необходим умирающему. Есть красивая восточная мудрость: «В тихой воде отражаются звезды». Наконец, приходят дни, когда тревоги и страхи, гнев и скорбь отступают. Суета становится бессмысленной, приходит настоящее смирение, принятие судьбы, спокойное ожидание. Душевная боль ушла, наступило время последней передышки перед дальней дорогой. На этой стадии пациент обретает особое ощущение свободы, легкости. Удивительно, но и окружающие его люди испытывают те же чувства. Весь облик человека меняется — он становится светлым, умиротворенным. По опыту знаю, как легко и просто рядом с такими пациентами в моменты прикосновения к Вечности, время умиротворения, тишины, покоя и величия. Можно ничего не говорить, никуда не спешить; держать его за руку или дотронуться до плеча; сидеть рядом и просто молчать. Общение с умирающим происходит без слов; его необходимо ощущать, переживать с ним, видеть — так «работает» тишина. «Молчаливое присутствие» делает врача мудрее, с меньшим беспокойством он относится к собственной бренности. И в заключение приведу слова американского психиатра Элизабет Кюблер-Росс: «Человеческая жизнь — это падающая звезда, один из миллионов огоньков в необъятном небе, который вспыхнул на короткое время, мгновение, только для того, чтобы тут же исчезнуть в бесконечном мраке… Но каждое живое существо в огромном человеческом море неповторимо. И даже за этот короткий миг почти каждый из нас успевает создать и прожить уникальную биографию и вплести свою живую нить в полотно человеческой истории».

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.