Полные дети. Рекомендации и опыт эндокринолога

Дети с лишним весом состоят на учете у врачей разного профиля (педиатров, эндокринологов, хирургов и др.) — в зависимости от приобретенных осложнений. Зачастую близкие считают, что пухлые малыши очень милые. Но когда «пупсики» приходят к доктору уже подростками, то нередко имеют артериальную гипертензию, жировой гепатоз и дислипидемию. У девочек нарушается менструальный цикл или задерживается половое развитие…

От лишнего веса и ожирения в Беларуси страдают почти 30% населения, до половины из них нет и 18 лет. Если в 2006 году в Минске на учете по поводу этой болезни состояли 488 полных детей (впервые обнаружена у 140), то в 2010-м — 1 006 (впервые — 531). Похожая ситуация и в развитых странах. Так, частота случаев ожирения дошкольников в США и Австралии с 1995 по 2002 годы выросла на 67% у девочек и на 70% у мальчиков.

— Это неполная статистика, — считает Анжелика Солнцева, доцент 1-й кафедры детских болезней БГМУ, главный внештатный детский эндокринолог Минздрава. — Дети с лишним весомсостоят на учете у врачей разного профиля (педиатров, эндокринологов, хирургов и др.) — в зависимости от приобретенных осложнений. Реальную картину искажает очень низкая обращаемость. Зачастую близкие считают, что пухлые малыши очень милые. Но когда «пупсики» приходят к доктору уже подростками, то нередко имеют артериальную гипертензию, жировой гепатоз и дислипидемию. У девочек нарушается менструальный цикл или задерживается половое развитие… К сожалению, ожирение 1-й степени зачастую пропускают и медики: маленьких детишек даже не взвешивают во время приема. В идеале мама и папа должны отслеживать соответствие массы тела ребенка рекомендуемым показателям. Если у годовалой крохи есть «излишки» — прямиком к эндокринологу. 10 лет назад, когда я начала заниматься проблемой детского ожирения, найти толстого дошкольника было сложно. Сейчас ситуация кардинально изменилась. В 2009 году 1-я кафедра детских болезней БГМУ провела скрининговое исследование в 8 детсадах Минска. Осмотрели более тысячи малышей, их родители заполнили анкеты по питанию и двигательной активности детей. Выяснилось, что избыточная масса тела или ожирение — у 7–10% ребят. Это очень высокий показатель… Полные дети. Диагностический круговорот. А проблемы — старые В Республиканском детском эндокринологическом центре (на базе 2-й ГДКБ Минска) у юных пациентов определяют изменения печеночных ферментов, липидного спектра (холестерина, триглицеридов и их составляющих), уровень глюкозы, мочевой кислоты, функции щитовидной железы, надпочечников, половых гормонов и тех, что вырабатываются непосредственно в жировой ткани (лептин и адипонектин); уровень инсулина, полиморфизм 6 генов, которые могут быть связаны с ожирением: лептина, рецептора лептина, адипонектина, инсулина, фактора некроза опухоли-α, рецептора меланокортина-4. С лета 2010 года в арсенале эндокринологов новый метод — body composition. Он позволяет узнать процентное соотношение жировой и мышечной ткани в теле, вычислить, где откладываются излишки. Недавно в центр обратились два подростка одинакового возраста (16 лет и 4 месяца) — Юрий и Андрей, имеющие равные ИМТ (32,1 кг/м2 — более 95 перцентили для возраста и пола). Окружность талии у Юрия — 96 см, у Андрея — 98. Из анамнеза следовало, что один пациент регулярно занимается спортом не менее 5–6 часов в неделю, время просмотра телепередач и нахождения за компьютером — до 2 часов в день. У другого — низкая физическая активность, состоящая из занятий физкультурой в школе (1,5 часа в неделю), при этом компьютеру посвящается до 4 часов в день. Дополнительная диагностика с определением состава тела (body composition) при помощи двойной энергетической рентгеновской абсорбциометрии установила: у Юрия более низкое содержание общей жировой массы и висцерального жира (31,1% и 40,7% соответственно) по сравнению с Андреем (40,2% и 50,4% соответственно). А вот количество тощей массы первого в 1,2 раза превышало аналогичный показатель второго (70,45 кг против 59,82 кг). Таким образом, врачи выявили, что у Юрия «объем» образовывала мышечная ткань, а у Андрея — жировая, причем отложенная по самому опасному типу — в районе живота и грудной клетки. В итоге при схожих внешних параметрах один оказался здоровым, а у второго — абдоминальное ожирение алиментарного генеза, парню требуется коррекция массы тела. У детей в более чем 90% случаев ожирение алиментарное — связано с неправильным питанием. В единичных случаях «шалят» гены (как правило, при морбидном (экстремальном) ожирении), имеются нарушения гипоталамо-гипофизарной области (центральные формы). Задержку роста и увеличение массы тела вызывает и передозировка глюкокортикоидов при лечении соматических заболеваний. Рекомендации медиков — изменить характер питания и образ жизни — разочаровывают, лишают шанса на «волшебную таблетку». Но, выходит, достичь результата можно только ежедневными усилиями. Разбиваемся о стереотип. Семейный Мама 8-летней Оли отмечает, что ребенок постоянно просит есть. Девочка открывает холодильник, ищет съестное. В семье покупают много продуктов; половину из них приходится выбрасывать. Но взрослые ничего менять не собираются, питаться привыкли очень сытно. Родители много работают, за меню ребенка отвечает бабушка, не признающая овощей. В пищевом дневнике Оли — пельмени (в них скрытые жиры), драники с мясом, картошка с грибами, и все это в огромных порциях. Плюс ко всему девочка занимается в музыкальной школе, играет на аккордеоне по полтора часа в день. Летом Оля жила в деревне без бабушки, сбросила 2 кг, подросла. Но стоило вернуться домой — за 4 месяца набрала 4 кг. У 13-летнего подростка с проблемным весом питание еще «разнообразнее»: на завтрак и обед — бутерброды с ветчиной. На ужин — они же, но с сосиской и сыром. На недоумение врачей мама и папа лишь пожимают плечами: готовить некогда… — Зачастую юные, как и взрослые, «заедают» свои проблемы, — отмечает Анжелика Солнцева. — Нередко дома оказывают колоссальное давление: ты должен быть более смелым, самостоятельным. Кроме постоянного прессинга, чадо ничего от родителей не получает. Источником радости для него может стать еда. Поэтому многих пациентов направляем к психологам. Случается, выполняем их роль сами. Например, просим на месяц отказаться от бутербродов. Берем расписку, подклеиваем ее в карточку. На следующей встрече включаем в список газировку, затем чипсы и т. д. Ведь сразу всего лишиться тяжело, подросток скорее махнет рукой на свое похудание. Немаловажный аспект — отсутствие движения. Проведенное исследование показало, что мальчики с избыточной массой тела и ожирением двигаются в 2,5 раза меньше (девочки в 3 раза), чем здоровые сверстники. С возрастом юноши и девушки уже стесняются своей полноты. Им тяжело выполнять физические упражнения, формируются комплексы… Медицина одна не поможет В 13 лет уроженец Брестской области Вадим весил 119 кг, страдал экстремальным ожирением. Начались осложнения: повышенное артериальное давление, одышка, синдром Пикника (мальчик засыпал сразу же, как только удавалось присесть), ребенок практически не двигался. В Республиканском детском эндокринологическом центре наблюдался около года. Врачи решились на медикаментозную коррекцию. Препарат, нарушающий всасывание жиров, стабилизировал массу тела. А за 9 месяцев Вадим похудел почти на 7 кг (детям рекомендуется сбрасывать не более 0,5 кг за месяц: слишком стремительное похудание чревато таким же быстрым набором массы, психическими расстройствами). Нормализовалась работа сердечно-сосудистой системы, Вадим даже стал гулять — сам спускался со 2-го этажа стационара и ходил по больничному дворику. А летом пытался кататься на велосипеде. — Назначаем лекарства при детском ожирении очень редко, — говорит Анжелика Солнцева. — Прибегаем к этому только в «терапии отчаяния», тщательно взвесив состояние здоровья и возможности ребенка. Принимать те лексредства, что разработаны для взрослых, нельзя из-за возрастных ограничений. Как правило, медикаментами лечим осложнения от излишней массы тела. Полные дети   Рекомендации для детей с избыточным весом и ожирением:
  • организовать дробный режим питанияс 3 основными и 2–3 промежуточными приемами пищи. Основная калорийность рациона должна приходиться на первую половину дня. Ужин — не позднее 18–19 часов, за 3–4 часа до сна. Употреблять не более 1,5 л жидкости в день, включая супы, соки, фрукты и т. д.;
  • избегать резкого снижения суточной калорийности(применять такой подход можно лишь в исключительных случаях как кратко-временную мотивационную меру);
  • ограничить «пассивное» время— это наиболее простой метод повышения физической нагрузки. Американская академия педиатрии рекомендует меньше сидеть перед телевизором и за компьютером (до 2 часов в день); это один из важных компонентов программы снижения массы тела. Дополнительная повседневная активность — возвращение домой из школы пешком, подвижные игры со сверстниками на улице, прогулки с родителями. Альтернатива — организованные занятия физкультурой. Наиболее предпочтительны плавание, велоспорт, танцы (следует учитывать, что дети с ожирением часто не в состоянии продолжительно выполнять интенсивные упражнения). Важно участие членов семьи. Реальная цель — ежедневная 30-минутная двигательная нагрузка вместе с ребенком.

 

 


Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.