Музыка для беременных: можно ли соткать душу из нот

C прошлого года Витебская филармония начала уникальный проект: цикл музыкально-оздоровительных программ для беременных, который продолжается поныне. Как тут не вспомнить знаменитого французского врача Мишеля Одена, в XX веке перевернувшего представления о научных принципах акушерской помощи! Это в его клинике в предместье Парижа с терапевтической целью женщины начали петь колыбельные песни во время беременности и в первом периоде родов — под руководством профессиональных педагогов. Не столько песни, сколько так называемые вокализы — специально подобранные звуки, которые произносятся распевно и определенным образом влияют на организм. Тут и обезболивание, и постановка правильного дыхания.
По первой специальности Оден был хирургом. Во время войны, которую в середине прошлого столетия Франция вела в Алжире, он оперировал раненых, а еще всех женщин, поступавших в госпиталь по поводу родов — делал им кесарево сечение. Наблюдая уже в мирное время результаты такой акушерской помощи, он пришел к выводу, что естественные роды — величайшая ценность, к которой надо стремиться и за которую следует бороться, в том числе с помощью музыки. Оден внедрил в акушерскую практику роды в воде, превратил родильный зал в комнату с домашней обстановкой, написал несколько книг, ставших бестселлерами.

Любовь к матери… на слух?

Считается, что образ матери и полновесное чувство привязанности к ней формируются к концу первого года жизни ребенка, однако основу составляет память о внутри-утробном пребывании, и в первую очередь — слуховая. Внешняя вибрационная и акустическая стимуляция, действующая на плод, стартует в момент зачатия. Все происходит незаметно и пока выходит за область научного исследования; наука начинается, ко-гда плод получает возможность воспринимать звуки.
Первую попытку прояснить этот вопрос предпринял в середине 1880-х годов немецкий физиолог В. Прейер. Исследования выглядели довольно жутко. Беременная находилась в ванне с водой, а по наружной металлической поверхности били молотком. Оценивалось количество движений плода до и после ударов…
К настоящему времени установлено, что с 23-й недели плод воспринимает низкочастотные звуки, а с 26-й — почти всю речевую зону частот. Доказано наличие и слуховой памяти, и то, что девочка в утробе матери раньше мальчика отвечает на акустическую стимуляцию.
Звуковая среда в матке достаточно напряженная, плод пребывает в ней в постоянном шумовом хаосе. Обильное кровоснабжение органов малого таза, перистальтика кишечника, гул спадающихся и раскрывающихся легких — среди всей этой какофонии существует (если не считать сердечных сокращений) только один высокоупорядоченный, обладающий большой информационной насыщенностью звук — голос матери. А мужской голос плод вообще не слышит, потому, что тот сливается с внутриматочным звуковым фоном; женский находится в другом частотном диапазоне и слышен хорошо. Речь идет прежде всего о колыбельных песнях. Этнографы показали, что у самых разных народов женщина ткет душу своего ребенка из нитей собственного голоса. Это, конечно, красивый образ, но научные доказательства все более подтверждают его.
Нам кажется, будто все новорожденные кричат одинаково. Однако крик полностью повторяет ритмические группы языка, на котором разговаривала мать младенца. Сотрудники Вюрцбургского университета в 2009 году провели компьютерный анализ крика 30 новорожденных немцев и 30 французов. Оказалось, что первые кричат в точном соответствии с немецкой фонетикой, вторые — с французской.
Эти и другие научные результаты подтверждают тезис о том, что голос матери оказывает выраженный эффект на формирование ЦНС плода. Поэтому общаться с ребенком и петь ему колыбельные песни надо не только после, но и до рождения. Чем богаче стимуляция плода материнским голосом, тем ощутимее память о внутриутробной жизни и сильнее чувство привязанности к матери.
Первый этап, когда сформированный вариант привязанности проявляется клинически, — детский сад. Такие малыши легко адаптируются в новом коллективе, почти не попадают в группу часто и долго болеющих, им реже удаляют аденоиды.
А дальше — больше. Чем сильнее чувство привязанности, тем крепче семейные узы. Прочнее семья — стабильней общество.
Эта тема сейчас активно исследуется мировой наукой: во-первых, растет число подростков, которые не могут интегрироваться в общество; во-вторых, широко внедряются технологии суррогатного материнства, отдаленные психологические последствия которых пока неизвестны и непредсказуемы.

Ассиметрия… интеллекта

Эмоциональный интеллект — термин в науке относительно молодой (Питер Салоуэй и Джон Майер ввели его в обиход в 1990 году). Проще говоря, это способность анализировать свои чувства и эффективно влиять на них. Есть расхожая фраза: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?». С точки зрения современных представлений, никакого противоречия здесь нет. Умный — характеристика интеллекта, а бедный — всего комплекса способностей личности. Умение человека организовать собственную жизнь мало зависит от интеллектуального уровня, а в первую очередь определяется эмоциональным интеллектом.
Наша система образования, несмотря на все достоинства, считает основной целью активное развитие мыслительных способностей ребенка. При почти полном подавлении механизмов, обеспечивающих становление эмоционального интеллекта. Дети щедро наполняются информацией об устройстве атома, свойствах параболы и системе кровообращения у динозавров и крокодилов. Но они мало знают, как жить в согласии с собой и в гармонии с обществом. Отрывочные представления прежде давала улица, а теперь — телевизор и интернет. В окружении каждого из нас есть люди высокого интеллектуального уровня, получившие несколько высших образований и ученые степени, но так и не сумевшие создать нормальную семью, организовать собственную жизнь и вписаться в общество.
Эмоциональный интеллект основан на асимметрии мозга. Известно, что его левое полушарие обеспечивает речь, логическое мышление и двигательную активность, а правое — чувственность и эмоции. Образовательный процесс подавляет правое полушарие, не дает стимулов к его развитию, гипертрофируя при этом левое. Сначала средняя школа избавилась от музыки, изобразительного искусства, а теперь фактически и от литературы. Посмотрите, как подростки инстинктивно тянутся к музыке в надежде восстановить нарушенные образованием отношения правого и левого полушарий. К сожалению, они чаще выбирают такую, которая еще больше разрушает. И винить юных совестно, ведь этому никто не учил. Музыка — самое сильное и эффективное средство формирования эмоционального интеллекта, от которого зависят и здоровье, и успешная жизнь.

Как ребенок различает маму

Звуковое воздействие на плод особенно интересно для ранней стимуляции эмоционального интеллекта. Исследования подтверждают, что неродившийся еще малыш способен обучаться, при этом слух является основным информационным каналом. Minna Huotilainen из Хельсинкского университета утверждает, что плод способен не только воспринимать и запоминать звуковую информацию, но и анализировать в периоде новорожденности. Наиболее важно, что это происходит преимущественно на подкорковом уровне. По мере взросления человека центр слуха перемещается в кору головного мозга, а роль подкорковых отделов слухового анализатора как бы ослабевает. Пока это мало изученный раздел аудиологии и нейрофизиологии. Вместе с тем подкорковое
считывание информации очень продуктивно. Младенец безошибочно отличает молоко матери от другого грудного благодаря функции подкорковых обонятельных центров. И ее голос он узнает среди других женских.
В этом возрасте еще нет способности воспринимать на слух речь по тембру и частотам, поэтому для дифференциации голосов используются темп речи, ее ритмические структуры и самая загадочная характеристика — музыкальность. Выраженную активность подкорковых слуховых центров в раннем возрасте подтвердил известный эксперимент, проведенный в конце XX столетия английскими учеными. Спящие дети мгновенно просыпались и начинали плакать, когда им включали запись сердечного ритма эмоционально возбужденной женщины. Слушая же сердечные ритмы спокойного состояния при меньшей или большей громкости, малыши продолжали спать.
Но как навыки, полученные в чреве матери, удерживаются в памяти новорожденного? P.?Hepper (1991) изучал эффект воздействия «мыльных опер» на беременных женщин и плод. Установлено, что родивший ребенок реагировал на мелодию из сериала так же, как и в дородовом периоде (данные вариационной пульсометрии), продолжительность такой памяти составляла не менее 21 дня.
Дональд Шетлер, основатель музыкального факультета Рочестерского университета, в 1989 году писал, что мелодии, услышанные во внутриутробном периоде, могут храниться в памяти месяцы и даже годы. Правда, этому не очень верят современные нейрофизиологи. Тем не менее, если плод в последние месяцы беременности ежедневно слышал звон будильника, то после рождения такой ребенок боялся этого звука значительно меньше, чем те, кто был с ним не знаком.

Внутриутробное «чтение». Музыкальное

Когда-то был в моде лозунг: плавать раньше, чем ходить. Теперь появился новый: читать раньше, чем родиться. Идея обучения плода возникла в 1925 году, когда лейпцигский профессор W. Peiper в немецком педи-
атрическом журнале опубликовал статью «Ощущения ребенка до рождения». Автор описал эффект габитуации у плода (способность игнорировать повторяющиеся раздражители, не актуальные для него в данный момент). Интерес к теме обострился, когда габитуацию стали рассматривать как первый этап развития индивидуального опыта.
В 1982 году американская семья (Джозеф и Джитсуко Суседики) рассказали о результатах собственного многолетнего эксперимента. У них было 4 дочери, и каждая, находясь в утробе матери, получала несколько курсов звуковых воздействий. В итоге все дети показали высокий уровень развития.
Калифорнийский акушер Рене Ван де Карр, почувствовав в этом определенную перспективу, разработал методику «обучения» плода. Он делал легкий массаж живота беременной женщине, а она произносила односложные слова. Американский психолог Брент Логан изобрел систему Baby Plus из 16 аудиоуроков для плода, представляющих собой записи сердцебиения матери — звуки разных частот. Примерно в то же время над темой стал работать советский исследователь М. Л. Лазарев, ныне профессор, руководитель лаборатории формирования здоровья детей в Научном Центре восстановительной медицины и курортологии Росздрава. Его метод «Сонатал»
основан преимущественно на голосовом воздействии матери на плод, а также на прослушивании им музыки непосредственно через брюшную стенку беременной. Судя по сообщениям на сайте planetadetey.org, методика дает фантастические результаты. По данным городской больницы № 2 в Набережных Челнах, у женщин, прошедших через
«Сонатал», самопроизвольные выкидыши случаются в 8, а преждевременные роды в 2 раза реже, чем у тех беременных, кого наблюдали традиционным способом. Операций кесарево сечение им делали в 14 раз меньше. Заболеваемость новорожденных, «испытавших» методику, была ниже в
9 раз, а у детей до года — в 4 раза; успеваемость таких первоклассников оказалась в 1,5 раза выше.
Ученые Ноттингемского университета (Великобритания) (James D. и соавторы, 2002) получили результаты, что дети, узнавшие музыку до рождения, дольше бодрствуют и меньше спят в первые 6 месяцев жизни. А слушали они ее 2 часа подряд через наушники, приложенные к животу матери. Это была пьеса для оркестра Гленна Миллера «Маленький коричневый кувшин».
Сейчас можно приобрести музыкальный пояс для беременных со специальной подборкой произведений — от «Аве Мария» Франца Шуберта до «Полета Валькирий» Рихарда Вагнера. Коммерческие предложения значительно опережают серьезные научные исследования.

С перинатальным стрессом не знакомы только верующие. И алкоголички

Перинатальный стресс сопровождает каждую рожавшую женщину, независимо от национальности, возраста, образования, социального положения и достатка. ВОЗ рассматривает это как актуальную проблему, оказывающую серьезное влияние на здоровье женщины и ребенка.
Перинатальная депрессия — одно из проявлений перинатального стресса. По данным американской статистики, у 13–15% беременных отмечаются тяжелые депрессивные реакции, требующие приема медикаментов. Американская ассоциация акушеров рекомендует как минимум трижды
за беременность обследовать женщин на наличие признаков депрессии. И только две категории беременных эта проблема не касается: глубоко и искренне верующих и женщин, страдающих хроническим алкоголизмом.
Один из авторитетных английских акушерских журналов выяснил, что самые мощные стимулы для депрессии во время беременности — развод или смерть близких, такие же реакции в анамнезе, отсутствие моральной поддержки интимного партнера. На выраженность перинатальной депрессии не влияют повседневные дела, наличие или отсутствие моральной поддержки друзей и родственников. Степень депрессии не зависит от того, желанна беременность или нет, а также от акушерских особенностей прошлых родов.
Раньше считалось, что гормональный фон защищает женщину «в положении» от стрессов. Оказалось, все не так. Это напряжение разрушительно действует даже на человека, находящегося в наркозе. Т. е. сознание выключено, болевой чувствительности как бы и нет, а последствия болевого синдрома на уровне обмена веществ сохраняются. Все деструктивные биохимические реакции протекают, как и в случае, если бы человек ощущал реальную боль. В плаценте находится фермент 11-бета-гидроксистероид-дегидрогеназа второго типа. Его задача — превращать наиболее активный стрессовый гормон кортизол в менее активный кортизон. Природа предусмотрела такую защиту для крови плода от высоких концентраций опасных гормонов, которые появляются в организме матери в стрессовой ситуации. К сожалению, в условиях современной жизни этот фермент работает «без огонька». Просто стрессов стало многовато, природные механизмы справиться с ними уже не в силах…

Депрессию надо вырывать с корнем

Чем более выражены стрессы во время беременности, тем выше риск осложнений и родов. Сами же осложнения усиливают проявления депрессии; так формируется порочный круг.
За выраженную перинатальную депрессию ребенок «заплатит» количеством потребленных антибиотиков в первый год жизни. Почему? Он чаще болеет ОРВИ, даже когда в принципе не должен, ведь у него достаточный уровень трансплацентарного иммунитета. Установлено, что если органы иммуногенеза плода длительно находились в условиях высоких концентраций стрессовых гормонов, то они не могут обеспечить полный цикл созревания иммунокомпетентных клеток. И в первый год жизни противоинфекционная защита недостаточно эффективна. Эта же причина обусловливает еще 2 факта: чем сильнее перинатальный стресс, тем больше в первый год жизни риск кожных заболеваний и развития бронхиальной астмы, которая может держаться на протяжении всего детского возраста.
J. Seckl из Эдинбургского Университета показал на экспериментальных моделях, что повышенная концентрация глюкокортикоидов во время беременности многократно повышает риск артериальной гипертензии, гипергликемии и гиперинсулинемии потомства.
В последние годы все чаще стали говорить о внутриутробном программировании будущих болезней человека. Скорее всего, перинатальный стресс — если не первый, то в первой тройке факторов, обуславливающих это явление. Известный франзузский детский психиатр и психоаналитик Франсуаза Дольто в свое время
говорила: ребенок будет своим телом отрабатывать то страдание, которое его мать убила в себе во время беременности.
Теперь о влиянии на семью. Установлено, что чем более выражена депрессия будущей матери, тем выше риск развития психоэмоциональных, характерологических и психиатрических расстройств у ее ребенка в первые 4 года жизни, но особенно в подростковом возрасте. По сути, пережитое женщиной «в положении» догоняет ее сына или дочь через 15 лет. Ни врачи, ни педагоги, ни социальные службы не могут объяснить, что происходит с подростком. Известно: если мозг плода долгое время находился в условиях повышенной концентрации стрессовых гормонов, то новорожденный значительно слабее реагирует на голос матери и выражение ее лица, чем дети, не переживавшие психологических проблем во чреве.
Повышение стрессорных гормонов не проходит бесследно и для матери: под их действием уменьшается количество рецепторов к окситоцину в головном мозге, а также допамин-синтезирующих нейронов, что деформирует поведение матери и чувство привязанности (Endocrinology, 2010, v.151(5), p. 1978–1980). В итоге нарушается коммуникация матери и ребенка, он хуже выполняет родительские наказы; формируется авторитарная модель взаимодействия с ним. «Настроение» отношений матери и ребенка в первые недели после родов остается таковым уже навсегда. При негативе будут тяжелые педаго-гические проблемы в отдаленном периоде. Более того, авторитарная модель в отношениях с ребенком автоматически переносится и на других членов семьи, в первую очередь на мужа и старших брата или сестру. Не всякий муж такую диктатуру выдерживает. Одни уходят из семьи, другие приобретают психосоматическое заболевание, артериальную гипертензию или начинают выпивать. Болезнь семьи требует специфического лечения, но у нас таковое отсутствует.

Перинатальный стресс и музыка

Перинатальный стресс лечить некому, фармкомпании на сей счет не трудятся, ведь лекарства для беременных неприемлемы. Значит, женщину нужно учить правильно относиться к стрессовым ситуациям.
Австралийский исследователь Дебора Ходжсон проанализировала возможности немедикаментозных методов коррекции. По сравнению с дието-, ароматерапией, гомеопатией, массажем и аэробикой музыкальные сеансы показали эффект на порядок больший.
Известно, что мозг работает в определенных ритмах, которые можно записать при помощи современных приборов. Эффект воздействия музыки определяется тем, что ее ритмические структуры способны встраиваться в ритмы мозга, как вирусы в компьютер. Важно, чтобы это положительно влияло на нервную систему. Ведь есть такая музыка (она сейчас весьма популярна), которая, встраиваясь в мозговые ритмы, индуцирует исключительно деструктивные эмоции: неудовлетворенности, агрессию, зависть, злобу.
Вот информация из журнала «Психонейроэндокринология» за июнь 2011 года. В центральном госпитале Лиссабона изучали, как беременные переживают стрессовую ситуацию — подготовку к амниоцентезу. Процедуру ждали 30 минут. В начале и в конце этого временного промежутка брали кровь на уровень кортизола. Одна группа женщин в ожидании слушала релаксирующую музыку, вторая листала гламурные журналы, третья просто сидела и ждала. Оказалось, что содержание кортизола в крови было значительно ниже у тех, кто слушал музыку. Чем меньше срок беременности, тем большая выраженность стресса и тем лучше работала музыкальная терапия. Максимальный эффект от музыки был в первой половине дня.
Еще Пифагор говорил, что, когда музыка нравится, она поднимает настроение; если нет, то еще больше его ухудшает.
Максимальный эффект дает только живая музыка, она идеальна для передачи положительной энергии слушателю. Нет лучшего лекарства, чем живое человеческое сердце. Я имею в виду не мышечный орган, который качает кровь. А энергетику, весь комплекс чувств и эмоций. Если кто-то сам умеет радоваться жизни и хочет с вами поделиться, то музыка легче и быстрее донесет до вас это чувство.
Музыкальные терапевты отмечают, что произведение на медицинской сессии надо играть не так, как на концерте. В идеале — это на 99% импровизация. Важно, чтобы слушатель участвовал в процессе: пел, отстукивал сильную долю, а если позволяет состояние, то подтанцовывал или включал хореографические элементы.
Хорошая музыка полезна для беременной, плода и новорожденного. Жаль,  что этот весомый инструмент используется в медицинских целях еще слабо.

 


Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.