Лечение дисгормональных заболеваний молочной железы

В структуре патологии РМЖ длительное время занимает одно из первых мест в мире. Показатель пораженности за 20 лет вырос наполовину.

— Заболевания молочной железы, которые носят пролиферативный характер, в т. ч. предрак и рак молочной железы (РМЖ), подтверждают старую истину: «У семи нянек дитя без глаза».

В структуре патологии РМЖ длительное время занимает одно из первых мест в мире. Показатель пораженности за 20 лет вырос наполовину. У женщин до 30 лет достигает 28,5 на 100 тыс. населения.

 У одной из 8 жительниц США развивается рак молочной железы, одна из 33 от него умирает. В Беларуси на 100 тыс. женщин приходится 77 случаев РМЖ (в России — 40; в Москве — более 80).

Многообразие влияния на молочную железу требует объединения всех смежных специалистов в решении вопросов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации пациенток. И здесь кроется одна из основных трудностей.

В запущенности злокачественных заболеваний чаще всего винят врачей первичного звена, но для неудач существуют и предпосылки. Одна из главных — субъективный врачебный подход к оценке состояния молочных желез и различные возможности диагностических и терапевтических методов. Это приводит врачей первичного звена и специализированных служб к ошибкам, расхождению между диагнозами.

Необходимо своевременно выявлять заболевания, предрасполагающие к развитию такой онкопатологии. Наиболее частая в этом отношении — дисгормональная дисплазия молочных желез, или мастопатия. По определению ВОЗ (Женева, 1984), мастопатия (МП) — фиброзно-кистозная болезнь (ФКБ), характеризуется широким спектром пролиферативных и регрессивных изменений в железе с ненормальным соотношением эпителиального и соединительно­тканного компонентов.

 Об отношении к диагнозу говорит тот факт, что во многих странах отсутствуют учет и статистика заболевания. По данным отечественных и зарубежных авторов, МП встречается у женщин в 50–67% случаев, а при сопутствующих эндокринных, гинекологических недугах — в 78–95%.

 Вероятно, столь высокая частота МП играет с врачами и пациентами такую же злую шутку, как и с климаксом. Диагностический алгоритм доктора и отношение к проблеме женщин оказываются сходными: «у всех бывает», «родишь — забудешь», «само пройдет». Но длительно существующая МП — фактор риска РМЖ: частота его на фоне мастопатии увеличивается в 2–6 раз, а при пролиферативных формах — в 20 и выше.

Факторов риска много

Основные биологические процессы в молочной железе протекают под воздействием гормональных факторов и при их непосредственном взаимодействии друг с другом.

К сожалению, большинство исследований проводятся с позиции изучения какого-либо отдельного звена, в частности, уровня гормонов, психосоматического статуса, анатомо­функционального состояния половых органов, нейроэндокринных нарушений. Это не позволяет комплексно раскрыть причину патологического процесса.

Нарушения регуляции гипоталамо¬гипофизарно­яичниковой системы в любом отдельно взятом звене (изменение эстрогенной насыщенности организма, дефицит прогестерона, увеличение уровня пролактина и др.) вызывают расстройство общего нейроэндокринного гомеостаза.

 По данным Л. Н. Сидоренко (1991), основными причинами эндокринных расстройств являются:

  •  фрустирующие (стрессовые) ситуации в жизни (неудовлетворенность семейными отношениями, положением в обществе, конфликты в быту и на работе, психические нагрузки и т. п.), вызывающие функциональные нарушения в нейроэндокринной системе;
  •  факторы сексуального и репродуктивного характера (количество беременностей, родов, абортов, возраст, рождение крупного плода, длительность лактации, время появления менархе, наступления менопаузы и др.);
  • гинекологические заболевания (в первую очередь воспалительные процессы в малом тазу);
  • эндокринные нарушения (дисфункция щитовидной железы, синдромы поликистозных яичников, метаболический;
  • сахарный диабет 1 и 2 типов и др.); патологические процессы в печени и желчных путях;
  • наследственная предрасположенность;

Сегодня определено большое количество факторов, способствующих развитию патологии молочных желез. К ним относятся:

  •  раннее наступление менархе и поздняя менопауза (после 55 лет). Это косвенно свидетельствует о роли гиперэстрогении в патогенезе ЗМЖ и РМЖ, поскольку эстрогены — определяющий фактор: от их количества зависит начало и продолжительность менструального цикла;
  • отсутствие беременностей и родов. Роды снижают риск РМЖ. По сравнению с теми, кто не имеет ребенка, у женщин, выносивших только одного, вероятность ЗМЖ падает на 50%. Если родов больше, опасность снижается: у матерей 3 и более детей риск уменьшается на 65%;
  • первые роды после 35 лет;
  • отсутствие либо короткий (менее 1 месяца) или продолжительный (более 1 года) период грудного вскармливания; искусственное прерывание беременностей, особенно первой.

Клиника мастопатии

Основной симптом, с которым женщины идут к врачу, — болезненность одной или обеих молочных желез во второй половине менструального цикла, ближе к началу месячных. Боль может быть разной по характеру и интенсивности и иррадировать в подмышечные области, плечо и лопатку. Отмечается и нагрубание (мастодиния), отечность и увеличение объема груди.

С началом менструации боли обычно исчезают. Но у некоторых остаются, независимо от фазы менструального цикла.

Есть и такие, кто не испытывает неприятных или болевых ощущений в груди. К врачу обращаются, нащупав в ней уплотнения, или для профосмотра, во время которого МП — случайная находка.

При интенсивных болях чаще всего отмечается депрессивный синдром, тревожное состояние, канцерофобия. Иногда МП сопровождается выделениями из сосков.

Масталгия и мастодиния сочетаются с проявлениями предменструального синдрома (ПМС): головной болью, нередко по типу мигрени, отеками лица и конечностей, увеличением веса, тошнотой или рвотой, вздутием кишечника и нарушением его функции, раздражительностью, депрессией, слабостью.

Многие авторы считают ПМС характерным признаком мастопатии.

 Клиника последней наиболее выражена при диффузной фиброзно-кистозной форме с преобладанием железистого компонента. Именно этой форме присущи болевой синдром и нагрубание молочных желез, особенно во второй фазе менструального цикла.

 Диагноз «МП» ставят на основании анамнеза, осмотра и пальпации, а также специальных методов исследования (рентгенологических, ультразвуковых, термографических, морфологических и др.).

Простой и обязательный диагностический алгоритм профилактики РМЖ и лечения дисгормональных процессов должен выглядеть так: клинический осмотр–пальпация–УЗИ (до 40 лет) или рентгеномаммография (после 40 лет)–морфологическое или лабораторное исследование–выбор тактики лечения и наблюдения.

Основные условия для выбора метода терапии:

  •  оценка гинекологического, эндокринологического и психоэмоционального статуса больной, выявление характера нарушения менструального цикла;
  • определение гормонального статуса, учет возраста женщины;
  • диагноз после комплексного инструментального исследования (УЗИ, рентгеномаммография и радиоволновая маммография), уточнение формы заболевания;
  • учет клинических проявлений, анамнестических данных.

Только комплексный подход позволит избежать возможных ятрогенных осложнений и получить наиболее ожидаемый положительный лечебный эффект.

 Обсуждая эту тему, непростую и запутанную временем, различными подходами, научными школами и специалистами, надо определиться в главном: ФКБ молочной железы — гормональнозависимая патология.

Гормоны и гомеопатия

Эндокринная регуляция функции молочной железы многофакторна, но следует обратить внимание на то, что все гормоны (эстрогены, пролактин, гормоны щитовидной железы, инсулин, глюкокортикоиды), кроме прогестерона, обладают пролиферацией. И лишь прогестерон обеспечивает железистую трансформацию и антипролиферативные процессы.

 Таким образом, альтернативы гормональному лечению МП нет и быть не может. Основа этой терапии — прогестерон.

Среди пациенток и коллег-врачей, увы, часто встречается «гормонофобия». Она не только вредит современной медицинской практике, т. к. реально снижает эффективность терапии, но и ведет к дальнейшему разрастанию тканей, а значит, способствует развитию РМЖ.

Конечно, различные поллиативные мероприятия — диетотерапия (ограничение кофе, чая, шоколада, какао или полный отказ от них и т. д.), исключение алкогольных напитков, витаминотерапия, использование минеральных комплексов и многое другое — имеют терапевтическое значение. Но предлагающие подобное в один голос говорят, что это направлено на коррекцию гормонального фона. Такой подход можно рассматривать как вариант адъ­ ювантного лечения.

Пожалуй, обоснованно использование растительных препаратов. Особенно в ситуации, когда пациентка или доктор побаиваются гормонов.

Гомеопатия действует мягче химически синтезированных составов, не обладает побочными эффектами, в некоторых случаях растительные лексредства имеют преимущества перед сильно-и быстродействующими современными препаратами. Но гомеопатическая терапия требует длительного применения, а значит, быстрый и выраженный клинический эффект получишь не скоро. Зато это важно в адъювантной терапии: позволяет снизить дозу гормонального препарата.

В фитотерапии широко используются созданные из прутняка обыкновенного (agnus castus, витекса священного, или «авраамова дерева» мастодинон и циклодинон.

Еще врачи Древней Греции знали об аgnus castus и лечили им заболевания матки.

Мастодинон назначают при фиброзно-кистозной мастопатии, предменструальном синдроме, бесплодии, а также для коррекции нарушений менструального цикла.

 Препарат нормализует повышенный уровень пролактина, что снижает активность пролиферативных процессов в молочных железах, образование соединительнотканного компонента уменьшается, молочные протоки сужаются. Мастодинон значительно снимает отек молочных желез, болевой синдром и препятствует рецидиву дегенеративных процессов в тканях.

 Очень важный терапевтический эффект — препарат действует успокаивающе, улучшает настроение и сон, изменяя эмоциональное состояние женщин: у них исчезает дискомфорт в молочных железах.

Если же мастодинон пациентка не переносит, то его можно заменить еще одним препаратом прутняка — циклодиноном. Правда, применять его следует более длительно (не менее 3 месяцев), не делая перерыва во время менструации.

Показания к использованию гомеопатических препаратов:

  •  отказ больной от гормональных средств, имеющиеся противопоказания для их приема;
  • стартовая, пробная или терапия у подростков с неустановившейся менструальной функцией, у женщин в начале менопаузы при наличии сохраненного уровня собственных гормонов;
  •  как вид адъювантной терапии, позволяющий в подобных ситуациях уменьшить дозу гормона.

Гормональные препараты — основные при лечении МП. Их надо назначать не только при неэффективности гомеопатического, физиотерапевтического и др. лечения, но и при сопутствующих эндокринных и гинекологических заболеваниях, провоцирующих диспластические процессы в молочных железах.

Патогенетически обоснованно применение гестагенных препаратов для лечения МП в сочетании с генитальным эндометриозом, недостаточностью лютеиновой фазы менструального цикла, гиперплазией слизистой матки. Предпочтение в этих случаях отдается производным натурального прогестерона.

 В настоящее время чаще применяется утрожестан (по 100–200 мг в сутки в течение второй фазы цикла, а при необходимости — непрерывно). Это натуральный микронизированный прогестерон, идентичный эндогенному, вырабатываемому организмом женщины. Для получения утрожестана используют растительное сырье диоженин, экстрагируют его из мексиканского ямса (род diascorea).

Поступая в кровь, гестагены связываются с рецепторами к прогестерону, тестостерону, эстрогенам, минералкортикоидам и подавляют секрецию гонадотропинов. Уменьшается выработка эстрогенов яичниками и снижается активность17?-оксистероиддегидрогеназы, способствующей превращению неактивного эстрогена в активный. Прогестерон и его производные не только поддерживают циклическую пролиферацию основных структур молочной железы, но и способствуют дифференциации и апоптозу клеток гормонально зависимых тканей.

При диффузной мастопатии, сопровождающейся масталгией (мастодинией) и характеризующейся болезненностью, набуханием молочных желез, что вызывает страх, депрессию, хороший результат дает прожестожель. Основной ингредиент его — натуральный прогестерон. Гестаген, введенный подобным образом, достигает органов­мишеней, не разрушаясь в печени и не оказывая неблагоприятных системных эффектов. Этот гель можно использовать при беременности.

Прожестожель целесообразен при мастодинии, возникшей на фоне приема оральных контрацептивов, препаратов заместительной гормонотерапии у пациенток в постменопаузе.

Учитывая большую роль гиперпролактинемии в патогенезе МП, хорошо назначать полусинтетические алкалоиды спорыньи, обладающие свойствами гипоталамического и гипофизарного агониста дофамина. Показания к примененю спорыньи — кистозные формы МП, не поддающиеся лечению другими препаратами, повышенный уровень пролактина в сыворотке крови.

 Хотелось бы еще раз сказать о сочетанном использовании гомеопатических и гормональных средств. Это очень важно в ситуациях, когда в силу различных причин не получен должный эффект и приходится вынужденно снижать дозу гормонального препарата. Но за счет взаимного усиления можно получить желаемое, уменьшив дозу гормона.

Критерии эффективности терапии МП: уменьшаются выраженность масталгии, синдрома предменструального напряжения молочных желез, их плотность и тяжистость при пальпации, наблюдается положительная динамика при инструментальном обследовании; снижается эхогенность железистого компонента в молочной железе, оптическая плотность ткани; есть тенденция к сужению диаметра протоков, количества и размера мелких кист или их исчезновение; нет локализации процесса.

Пациентки с МП, независимо от ее вида, относятся к группе риска и нуждаются в систематических профилактических осмотрах, лабораторно­инструментальных обследованиях на протяжении жизни.

После вмешательств по поводу любого доброкачественного новообразования молочных желез наблюдаются у хирурга­онколога не реже 1 раза в год.

Осмотр и пальпаторные обследования женщин с мастопатией надо обязательно проводить раз в полгода, делать УЗИ пациенткам до 35 лет тоже в такие сроки. Все старше этого возраста с МП обязаны ежегодно проходить рентгеномаммографию.


Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.