Клиническая диагностика менингита у детей

Во время эпидемии гриппа и подъема заболеваемости респираторными инфекциями увеличивается и количество больных с генерализованными формами менингококковой инфекции (ГФМИ); такие случаи встречаются круглый год, пик заболеваемости приходится на весну. Ведущая клиническая форма менингококковой инфекции — бактерионосительство менингококка (преимущественно — среди взрослых); обнаруживается почти у каждого сотого жителя Беларуси.

В течение последних 10 лет ежегодно в стране регистрируется 250–300 случаев ГФМИ, большинство — среди детей. Среди детей до года — 70–80 случаев на 100 тыс.; от года до 2 лет — 25–40; до 14 лет — 10–15.

Назофарингит — легкая, локализованная форма болезни, при которой отмечается воспаление задней стенки носоглотки без выраженных симптомов интоксикации и температуры.

Клинические проявления генерализованных форм болезни у ребенка появляются внезапно или на фоне легких катаральных явлений вследствие назофарингита. Как правило, температура тела становится выше 38,5°С, чаще — 39–40°С, при отсутствии респираторного синдрома. Родители вызывают медработника или сами пытаются снизить температуру препаратами, в т.ч. аспирином, который противопоказан детям. Они становятся вялыми и капризными, стонут или кричат, беспокоит сильная головная боль. При этом важный симптом — присоединение рвоты, которую часто ошибочно расценивают как проявление токсикоинфекции (пищевого отравления), хотя у ребенка не болит живот и нет дисфункции кишечника (поноса). При осмотре обычно выставляется диагноз ОРВИ с гипертермическим синдромом и назначаются жаропонижающие препараты. После введения пациенту литической смеси или приема парацетамола температура снижается, но это улучшение обманчиво: ребенок лежит на боку, остается вялым, замедлена реакция на окружающих. При гипертермии состояние не может быть удовлетворительным, однако не всегда вызывает опасения медработников. Удовлетворительное самочувствие температурящего — нередкий пример того, как желаемое выдается за действительное, чтобы оправдать диагноз ОРВИ.

В данной клинической ситуации особенностью осмотра пациента является оценка изменений со стороны зева: мягкого неба, язычка, миндалин и их дужек, задней стенки глотки. Характерен для менингококковой инфекции тропизм к лимфоидной ткани носоглотки, приводящий к воспалению фолликулов на задней стенке глотки на фоне выраженной гиперемии носоглотки. Такое избирательное поражение также может вызвать аденовирус, но при нем имеются катаральные явления, конъюнктивит и нет выраженной интоксикации. При гриппе поражаются язычок, миндалины, мягкое небо — с наличием зернистости. При энтеровирусной инфекции наблюдается гиперемия и мелкие пузырьки на дужках миндалин.

Все острые респираторные инфекции (ОРИ) следует подразделять на 2 неравнозначные по этиологии группы: ОРВИ (вирусные) и ОРБИ (бактериальные). Антибиотики не показаны при вирусных инфекциях, при бактериальных же их необходимо использовать для предотвращения попадания возбудителей в ток крови и развития генерализованного процесса.

У ближайших родственников, контактировавших с ребенком, также следует осматривать носоглотку для выявления изменений, которые могут быть не только при назофарингите, но и при носительстве менингококка.

Через несколько часов после снижения температуры (вследствие приема жаропонижающих) она снова становится высокой. У многих повторяется рвота. Грозный симптом, свидетельствующий о нарушении свертывания крови и развитии так называемой менингококцемии, — появление сыпи на коже, сначала — бледно-розовой, в виде пятнышек 5–10 мм (иногда они похожи на укусы насекомых, но без видимого места укуса в центре). Через 2–3 часа в центре элементов сыпи появляются темно-вишневые точки, они быстро увеличиваются и могут достигать 10–20 мм в диаметре. Превращение папулезной сыпи в геморрагическую происходит, прежде всего, в области голеностопных суставов.

При обследовании больных детей нужно раздеть их догола и осматривать всю кожу. Медработники должны предупреждать родителей, отказавшихся от госпитализации ребенка, о необходимости наблюдать за кожей больного и при появлении сыпи — немедленно повторно вызывать врача.

С развитием менингококцемии температура может снижаться до нормы вследствие развития септического шока — самого грозного осложнения генерализованных форм менингококковой инфекции. Наиболее тяжело менингококцемия протекает у детей-паратрофиков (с избыточным весом) на фоне замедленной инволюции вилочковой железы и может закончиться смертью в течение 6–24 часов от начала заболевания. Молниеносные формы с развития септического шока часто заканчивается смертью больных.

У детей до года к концу первых суток появляются менингеальные симптомы в виде выбухания большого родничка, классические же менингеальные симптомы не наблюдаются.

У детей старше года надежные симптомы для диагностики менингитов — ригидность мышц затылка, симптомы Кернига, Брудинского — при их адекватной оценке.

На догоспитальном этапе при подозрении на менингококковую инфекцию ребенку необходимо ввести левомицетин-сукцинат в разовой дозе 25–30 мг/кг массы внутримышечно (или в крайнем случае — бензилпенициллин в разовой дозе 30–50 мг/кг массы), преднизолон в дозе 3–5 мг/кг массы и при необходимости — литическую смесь.

Более трети семей отказываются от обследования и лечения ребенка в больнице, хотя отказ от предлагаемой госпитализации недопустим. Нужно знать, что у детей до 2 лет специфические для менингита симптомы выражены слабее, чем у старших детей.

Для своевременной диагностики начинающихся генерализованных форм менингококковой инфекции необходимо помнить: заболевание может встретиться в любом населенном пункте — от большого города до глубинки, у любого человека; значительно чаще — у детей, независимо от эпидобстановки по менингококковой инфекции, т.к. основной источник инфекции — бактерионосители и больные назофарингитом.

Материал рассчитан на врачей-инфекционистов, педиатров, терапевтов, врачей скорой медпомощи, фельдшеров.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.