Применение фибринных пленок для улучшения заживления ран

Биологический препарат, полученный из крови самого больного, ускоряет заживление его раны с хорошим косметическим результатом С давних времен кровь применяется как мощный лечебный фактор, обладающий важнейшими свойствами — замещающим, стимулирующим, обезвреживающим, иммунобиологическим и питательным. Еще исследованиями Н.И.Пирогова было доказано, что небольшое количество крови в ране не только не препятствует ее заживлению, но даже активно стимулирует его. В 1932 году в Ленинградском институте переливания крови впервые осуществлено раздельное переливание плазмы и эритроцитов. Несколько позже начали использовать с лечебной целью лейкоциты, тромбоциты и белковые фракции крови — альбумины, глобулины, фибриноген, которые успешно нашли применение при лечении ран. Одним из первых и наиболее эффективных сухих лечебных препаратов из крови были фибринные пленки, предложенные академиком А.Н.Филатовым в 1945 году. Фибринные пленки — как гетерогенные (из крови рогатого скота), так и гомогенные (из крови доноров) нашли широкое применение в хирургической практике при лечении ожогов, лучевых поражений наружных покровов, поражений кожи от рентгеновского облучения, вялогранулирующих ран, в стоматологической практике при ожогах полости рта и лица, в нейрохирургии при операциях на головном мозге и периферических нервах c целью предотвращения грубых рубцовых изменений и многих других повреждениях. Это и побудило нас изучить возможность получения свежей (из крови самого больного) аутогенной фибринной пленки (АФП). В 1959 году мы впервые в медицине разработали и научно обосновали такую методику, весьма простую и общедоступную. Необходимые инструменты и приборы: • шприц (20 мл); • флаконы емкостью 10–15 мл с резиновой пробкой (можно использовать вымытые и простерилизованные флаконы из-под пенициллина или стрептомицина); • стеклянные бусины круглой или овальной формы (их можно приготовить из обычной глазной стеклянной палочки, откалывая острыми хозяйственными щипцами); • ушной пинцет; • чашка Петри; • ножницы; • фибринопресс или 2 стерильных предметных стекла размером 7х4 см для формирования пленки из полученного сгустка фибрина.   Изготовление АФП   Стерильным шприцем из вены берется кровь, которая быстро выливается в стерильный флакон, куда заранее помещают 3–4 стеклянные бусины. При быстром и многократном встряхивании флакона кровь дефибринируется. Встряхивание производится 12–15 мин., причем в первые 6–8 мин. движения рукой должны быть быстрыми, но не сильными (3–4 в сек.), а в последующие 6–7 мин. — медленнее (1–2 в сек). После этого дефибринированная кровь из флакона сливается, а оставшийся в нем сгусток фибрина тщательно отмывается дистиллированной водой, повторно заливаемой до 6–8 раз. Фибринный комок становится белым, рыхлым, пористым. Следует учесть, что при слишком сильном встряхивании фибрин разбивается на отдельные разволокненные фрагменты. Приготовленная из них фибринная пленка становится непрочной, легко расслаивается. При слишком слабом и медленном встряхивании, наоборот, образуется обычный кровяной сгусток, из которого получить чистую фибринную пленку трудно. Тщательно отмытый фибринный комок пинцетом извлекается из флакона, укладывается между двумя предметными стеклами, пальцевым давлением формируется АФП. Для удобства изготовления фибринного комка и формирования фибринной пленки и экономии времени нами были сконструированы специальный аппарат и фибринопресс.Это дало возможность одновременно приготовить фибринные пленки для 6 и более человек. Из 9–12 мл крови можно получить тонкую фибринную пленку размером до 4–5 см, из 5–7 мл — до 2–3 см толщиной 0,1 мм. Методика позволяет каждому медицинскому работнику (врачу, фельдшеру, медсестре) в любых условиях (больница, медпункт) при необходимости изготовить из крови пациента АФП и применить ее для ускорения заживления раны с хорошим косметическим результатом. АФП: • серовато-белой окраски, • пористая, • всплывает на поверхность воды, • гигроскопична — погруженная в жидкость увеличивает вес в 2,5–3 раза. Последнее свойство фибринной пленки имеет большое значение, так как делает ее способной впитывать и удерживать раствор антибиотика и тем самым приобретать свойства антибактериального препарата продленного действия (до 3–4 суток). С этим же свойством связана способность пленки адсорбировать продукты тканевого распада и токсины с раневой поверхности, что ускоряет процессы регенерации. Наложенная на рану аутогенная фибринная пленка лишена антигенных свойств, служит как биологическая повязка, а белковые субстраты ее являются хорошей питательной средой, что и ускоряет заживление раневой поверхности гладкой, безрубцовой — совершенной регенерацией. Как показали экспериментальные исследования на кроликах, заживление раневой поверхности под АФП завершается в 2,5–3 раза быстрее, чем в контрольной группе. Замедленная регенерация эпителия в контрольной группе объясняется влиянием факторов внешнего раздражения на раневую поверхность и последующим формированием естественной 3-слойной биологической пленки, состоящей из подсохшей крови, экссудата и некротической части поверхности раны, что в народе называют струпом. На образование такой пленки требуется около 24 часов, а у экспериментальных животных АФП защищает раневую поверхность от внешних воздействий, прежде всего, от высыхания, инфицирования, излишней потери плазмы и крови, создавая оптимальные условия для ускоренной и совершенной регенерации эпителия на раневой поверхности. В медицинской практике фибринные пленки нашли применение и как гемостатическое средство при кровотечениях, во время и после оперативных вмешательств. АФП изготавливаются стерильными, а поэтому пластические и гемостатические свойства, присущие им, полностью сохраняются. Лишенные антигенных свойств, АФП на раневой поверхности обладают абсолютной совместимостью с поврежденными тканями. При исследовании фибрина крови человека на бактериологических чашках Петри с кровяным мясопептонным агаром по отношению к воздействию некоторых штаммов стафилококковой культуры отмечено, что чистый фибрин крови человека до некоторой степени обладает антибактериальными свойствами, а пропитка антибиотиком значительно усиливает его действие. АФП нашли широкое применение в практической медицине и за рубежом. Альтернативы им и по настоящее время нет. В стационаре АФП готовились процедурной медсестрой. В поликлинике — медсестрой амбулаторного приема при строгом соблюдении стерильности. Дефибринирование крови путем встряхивания флакона в руке нередко производилось самим пациентом, хорошо проинструктированным. Отмытая и спрессованная фибринная пленка медсестрой подавалась на рабочий столик врача. Ее применение производилось по показаниям в тот же день, когда больной обратился за медпомощью, в порядке обычного амбулаторного приема в поликлинике или же при осмотре в стационаре. Такие свежеприготовленные фибринные пленки из крови родителей (отца, матери) могут быть применены на раневую поверхность пациента без генетических антигенных свойств. Однако гомогенные фибринные пленки, изготовленные из крови другого человека, могут быть применены в практической медицине после предварительного детального исследования и исключения ВИЧ-инфекции, сифилиса, болезни Боткина, туберкулеза и других заболеваний.   Клинические наблюдения   Фибринные пленки после общеполостной операции уха Наблюдались 212 больных с хроническим гнойным средним отитом. Всех подразделили на 3 группы. Первая группа — 53 человека. В послеоперационном периоде вначале проводилось обычное лечение (рыхлая или тугая тампонада, бестампонное с применением инсуффляций порошкообразных веществ, орошение операционной полости антибактериальными растворами, десенсибилизирующая, стимулирующая и укрепляющая терапия). Для подавления избыточного роста грануляционной ткани и сохранения нормальных соотношений операционной полости этим больным производились многократные прижигания азотно-кислым серебром и удаление грануляций петлей и гранулотомом. При отсутствии положительных результатов в этой группе больных были применены АФП (грануляции из операционной полости заранее тщательно удалялись, после чего производился гемостаз турундой с борным спиртом). На следующий день, а у некоторых больных через 2–3 часа, турунда извлекалась, стенки и «шпора» операционной полости гладко покрывались свежеприготовленной аутогенной фибринной пленкой, пропитанной раствором стрептомицина обычного разведения. В этой группе больных фибринная пленка применялась на 20–64 день после операции. У 33 больных пленка применялась однократно, у 20 — повторно. Эпидермизация операционной полости среднего уха наступала только при тщательном удалении грануляций из операционной полости уха и применении АФП. Среднее пребывание больного в стационаре составляло 38–67 койко-дней. Возникла мысль о применении фибринной пленки в ближайшие дни после операции, чтобы предотвратить избыточный рост грануляционной ткани в операционной полости. Как удержать тот этап развития грануляционной ткани на стенках операционной полости, который физиологически необходим для согласованной регенерации раневой поверхности? По нашим наблюдениям и экспериментальным данным, на этом этапе стенки операционной полости покрываются юной, мелкозернистой, клеточной грануляционной тканью, что соответствует 9–12 по-слеоперационному дню. Однако у некоторых больных грануляционный покров послеоперационной полости может появиться и на 6–7 день, у других —
на 18–19 день. Наложением на рану аутогенной фибринной пленки в этот период создаются оптимальные условия для согласованной регенерации обеих частей раны, устанавливается «фактор корреляции» между клеточными структурами, т.е. степень юности клеток регенерирующего эпителия и соединительной ткани одинакова. Операционная полость уха под АФП заживает тонким, гладким бледно-розовым покровом — наступает совершенная эпидермизация. Вторая группа — 100 человек. АФП применялась в период, когда все стенки операционной полости покрыты мелкозернистой грануляционной тканью (на 6–19 день). За час до наложения фибринной пленки производился тщательный туалет наружного слухового прохода и послеоперационной полости 3% борным спиртом: удалялись серные скопления, эпидермоидные чешуйки и порошковые наслоения. АФП вводилась через слуховой проход в операционную полость, гладко выстилалась на ее стенках. В по-следующем — щадящий режим, туалет уха не производился, дабы не нарушить процесс регенерации раневой поверхности. Для предупреждения отомикоза (аспергиллеза) фибринированная послеоперационная полость 2 раза в неделю слегка и равномерно припудривалась размельченным порошком борной кислоты. В первые 2 суток у большинства больных фибринная пленка в операционной полости набухала, а в последующие дни наступало ее размягчение до желеобразной консистенции. И после полного рассасывания стенки операционной полости были покрыты тонким, гладким, рыхлым бледно-розовым эпителием. Эпидермизация операционной полости у большинства больных (69 из 100) наступила на 9–12 день после применения АФП. Среднее пребывание больных в стационаре составило 20–22 койко-дня. Третья группа — 59 человек. Этим больным ранее уже применялась АФП после общеполостной операции уха. Они поступили в клинику по поводу разрастания грануляций и отсутствия эпидермизации в оперированном ухе на фоне непрекращающейся отореи. После предварительного медикаментозного лечения грануляции тщательно удалялись, на неэпидермизированные стенки полости накладывалась фибринная пленка: у 48 человек — аутогенная, у 11 — гомогенная (из крови доноров). Стационарно — у 43, амбулаторно — у 16 человек. Эпидермизация операционной полости наступила у 37 человек,
у 10 отмечалось прорастание грануляций через фибринную пленку, у 3 — частичная эпидермизация, 9 больным произведена реоперация и применена АФП (эпидермизация наступила на 9–13 день).   АФП при перфоративных отитах   Наблюдались 19 больных острым перфоративным отитом. У всех перфорация барабанной перепонки была центральной, размером до гречневого зерна, и располагалась в натянутой части барабанной перепонки, а при травматических отитах превышала эти размеры. В среднем через 10 дней после исчезновения выделений из уха, когда по краям перфорации отмечалось мелкозернистое грануляционное окаймление, накладывалась АФП. Для закрытия перфораций барабанной перепонки достаточно было 4–6 мл крови. Методика. Свежеприготовленная фибринная пленка толщиной 0,1 мм выкраивалась по форме перфорации, но несколько больше. Пленка опускалась в раствор стрептомицина (в 1 мл — 300 000 ед.). Слуховой проход обрабатывался борным спиртом, ушным пинцетом фибринная пленка вводилась до верхне-заднего угла слухового прохода, прилипала к барабанной перепонке, пуговчатым зондом гладко распрямлялась и опускалась книзу до полного закрытия перфорации. Своими краями пленка заходила за края перфорации на 0,2–0,3 мм. Больные тут же отмечали улучшение слуха и исчезновение шума и звона в ушах. С профилактической целью рекомендовалось оберегать ухо от попадания воды, избегать форсированного сморкания. У 17 из 19 больных перфорация барабанной перепонки закрылась тонкой мембраной, у 2 — уменьшилась в размерах.   АФП при часто повторяющихся носовых кровотечениях из нижне­передних отделов носовой перегородки (зона Киссельбаха) Наблюдались 79 человек с носовым кровотечением из сосудистого сплетения носовой перегородки. Общеизвестные методы лечения были малоэффективными. Методика. После извлечения тампона из носовой полости перегородка очищалась от слизи и корок осторожным протиранием ваткой, пропитанной 3% раствором перекиси водорода. Свежеприготовленная АФП накладывалась на кровоточивую зону носовой перегородки, пуговчатым зондом гладко распрямлялась и слегка прижималась к перегородке. Через 1,5 часа плотно прилегающая пленка становилась по цвету не отличимой от слизистой оболочки носовой полости. Больного предупреждали избегать форсированного высмаркивания и механического удаления фибринной пленки. Через сутки пленка уплотнялась, затем подсыхала и превращалась в корку. В среднем на 3–4 день она спонтанно отторгалась, оставляя эпителизированную слизистую оболочку со слабовыраженным сосудистым сплетением на носовой перегородке. Носовое кровотечение не повторялось при наблюдении до 3,5 года. У 9 человек АФП применялись при повреждении наружных покровов в области носа и лица. Раны были нанесены острыми и тупыми предметами преимущественно в области носа, надбровных дуг и щек. После первичной обработки края зияющих ран стягивались одним или двумя кетгутовыми швами. Поверхность покрывалась свежеприготовленной АФП, пропитанной раствором пенициллина (в 1 мл — 500 000 ед.). Марлевая повязка не накладывалась. У всех больных заживление ран под АФП наступило первичным натяжением в среднем на 4–6 день. Достигнут косметический результат.   АФП после тонзиллэктомии Наблюдались 67 человек: у 33 больных неосложненный и у 34 — осложненный хронический тонзиллит. После тщательного гемостаза и высушивания тонзиллярных ниш марлевыми шариками свежеприготовленная АФП накладывалась и гладко распрямлялась на стенках тонзиллярной ниши. Кровотечения не отмечались, реактивные изменения в зеве выражены значительно слабее, самочувствие хорошее. Эпителизация тонзиллярных ниш гладкая, ровная, без рубцовых сращений и деформации в зеве. Возможно, вследствие АФП происходит уплотнение клеточной мембраны и уменьшение проницаемости сосудистой стенки.   Материал рассчитан на врачей, фельдшеров,
медсестер больниц, поликлиник, врачебных амбулаторий, фапов.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.