Корь возвращается — встречаете?

Корь. Старая инфекция. И вечная борьба. Словно с ветряной мельницей. Сменилось поколение врачей, которые видели ее в живую. Но корь возвращается. Нужно снова научиться распознавать заразу.

Вакцинация помогла значительно снизить заболеваемость корью в Беларуси: если в 1983 г. было зарегистрировано 12 946 случаев этой острой инфекции, то в 2006-м всего 146, а в последнее время морбилливирусы вызывали болезнь у 1–2 детей в год. Но неожиданно стали чаще болеть взрослые. В 2006 г., например, 128 человек (86%), детей же — 18 (14%).

За последнюю четверть века о кори стали забывать; целое поколение врачей в своей клинической практике с ней не встречались. Меня как инфек- циониста просто пугает, когда коревым больным ставят не- определенное: «Сыпь по всему телу», «ОРВИ с медикаментозной аллергией» и т. д.

Сегодня ситуация резко изменилась: в Европе повышенная заболеваемость корью регистрируется в 38 странах, пациентов уже более 21 тысячи. По официальным данным, лидирует Франция (12 699 случаев). За ней идут Испания (2 261), Румыния (1 619), Италия (1 500) и Германия (1 193). Гарантии, что вирус кори не завезут в Беларусь, нет. Лечить мы, безусловно, умеем. Но у многих врачей, не видевших болезни «в глаза», могут возникнуть трудности при постановке диагноза. Напомню, типичная корь, в отличие от других инфекционных заболеваний, сопровождающихся экзантемами (общее название сыпей на коже), имеет достаточно характерных клинических симптомов:

  •  выраженный катаральный период с конъюнктивитом и блефаритом, слезотечением и светобоязнью — вплоть до блефароспазма;
  • пастозное лицо (3–5 дней, не более). При отсутствии эпидемиологических данных о контакте с больным корью в этот инкубационный период врач может ошибиться в диагнозе. Вспоминаю случай: подросток заболел корью, осложнившейся энцефалитом. Через 5 дней лихорадить стал брат — ему по эпидемическим данным поставили тот же диагноз. А сыпь на коже так и не появилась даже на 7–8-й день катарального периода — у ребенка оказался брюшной тиф;
  • наличие энантемы — пятен Бельского–Филатова–Коплика — на слизистой щек, напротив малых коренных зубов. Пятнышки белого цвета, в диаметре 1–2 мм, окружены ободком гиперемии, располагаются группами, шпателем не снимаются (это некроз эпителия слизистой щеки). Появляются на 2-е сутки катарального периода, исчезают к 3-му дню от начала высыпания. У больных с выраженным катаральным синдромом нужно тщательно осматривать зев и слизистую щек;
  • на 4–5-й день на коже возникает сыпь, вначале в виде бледно-розовых пятен на лице, верхних боках шеи, за ушами. Усиливаются катаральные явления и интоксикация. Через сутки сыпью покрывается туловище и дистальные участки рук, на лице она становится яркой, пятнисто-папулезной, сливается; еще через 3 дня распространяется на ноги и руки. Но заболевший не помнит, как все начиналось; если он скажет врачу, что вначале сыпь возникла на туловище, тот примет ее за аллергическую и начнет лечить ОРИ. Спросите у взрослого, было ли ему больно смотреть на свет, старался ли он находиться в затемненном месте, особенно если сыпь сливная и участков без нее на коже почти нет. Высыпания у взрослых могут нарастать в течение 5–6 дней;
  • крайне труден для клинической диагностики феномен одномоментного появления сыпи, когда она еще без тенденции к слиянию. Это т. н. корь у ранее привитых. В их крови имеются антитела, но не в том количестве, чтобы нейтрализовать вирус. Аналогичная клиника будет при митигированной кори, когда переливание свежезамороженной плазмы или введение иммуноглобулина проводилось после 6 инкубационных дней. Однако в современных условиях препараты крови от доноров вряд ли будут содержать достаточный уровень антител, защищающих от кори;
  • угасание сыпи начинается с 4-го дня от начала ее появления (в той же последовательности, как появлялась) — с бурой пигментацией и мелким отрубевидным шелушением в течение 1–2 недель; если нет эпидемических данных, в большинстве случаев больным корью первоначально поставят диагноз «ОРВИ с медикаментозной аллергией». Однако глюкокортикоиды клинического эффекта не дадут.

Каждый случай должен быть серологически подтвержден в лаборатории РНПЦ микробиологии и эпидемиологии при исследовании крови на 4–7-й день болезни методом ИФА (не обязательно методом парных сывороток). Антитела к вирусу кори во фракции JgM — достоверное доказательство переносимой инфекции. Обязательно учитывать эпидемические данные, когда человек находился в стране, где много случаев заболевания корью. При современных скоростях передвижения вирус за сутки можно занести с одного континента на другой.

Источник инфекции — больной человек, который заразен последние 2 дня инкубационного периода и до 4-го дня от начала высыпаний (до 10-го — при наличии осложнений). Носительства и хронических форм у кори нет. Вирус не стоек во внешней среде, быстро погибает, но обладает высокой летучестью. Если корью заболел человек на первом этаже, то восприимчивые соседи подхватят его и на десятом. Инфицированный, проехав в общественном транспорте, в последние 2 дня инкубационного периода способен заразить всех попутчиков в этом автобусе, троллейбусе, вагоне метро. Для поддержания хорошего иммунитета у вакцинированных или перенесших корь необходимо постоянное инфицирование и реинфицирование вирусом. Активизируется иммунитет против кори, заболевание не возникает.

Пока еще вирус кори не циркулирует в нашей стране, но иммунитет взрослого населения будет постепенно угасать, поскольку ревакцинация проводится в детстве, в возрасте 6 лет. По старым эпидемическим канонам считается, что до 3 месяцев малыши не восприимчивы к кори: от матери им передаются антитела. Их содержание в крови постепенно уменьшается — к году уже можно заболеть корью. Есть случай, когда корью от матери заразился ее 5-месячный ребенок.

Другой пример: мать с вирусом кори не смогла передать антитела 3-недельному малышу, т. к. сама сражена инфекцией.

На Фарерских островах в 1846 году, а в 1865-м на острове Фиджи случилась эпидемия. Там долго не знали, что такое корь, но вирус привезли из Дании и Австралии — и 96,6% населения пострадало от этой детской болезни с высокой летальностью.

В очаге инфекции необходимо установить медицинское наблюдение за контактирующими с больными людьми в течение 21 дня после последнего случая кори. Им делается ревакцинация (вакцинация), а также всем от 9 месяцев до 40 лет, не привитым против кори ранее, имеющим одну прививку против этой инфекции, с неизвестным прививочным анамнезом и без защитных титров антител в крови. Вакцинация проводится не позднее 72 часов с момента предполагаемого заражения.

Для экстренной профилактики среди не болевших корью, не привитых или имеющих противопоказания к вакцинации можно использовать титрованный к вирусу иммуноглобулин (1,5–3 мл в зависимости от возраста). Он вводится однократно, не позднее 5 суток после контакта с заразным человеком.

Профессор Борис Яковлевич Эльберт (завкафедрой микробиологии МГМИ) на лекциях рассказывал о собственном клиническом наблюдении в детском доме. Когда заболел один ребенок, решили экстренно воспользоваться донорской противокоревой сывороткой, чтобы оградить остальных. В группе было 30 детей, а ампул с сывороткой — только 29. Предположили, что самый крепкий будет и самым стойким. Но малыш заболел и умер. Профессор Эльберт с горечью констатировал: из каждой дозы сыворотки надо было взять всего 2–3 капли и обезопасить того ребенка.

Представитель ВОЗ высказал прогноз: если нынешнее распространение кори не пойдет на спад, то в следующем году инфекция станет причиной смерти примерно 500 тыс. взрослых, а у них болезнь протекает наиболее тяжело.


Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.