Популярные заблуждения

Каждый четвертый из нас хоть раз в жизни испытывает психическое расстройство. Чтобы противостоять этим расстройствам, нужно хотя бы знать их в «лицо». В 2006 году в книжных магазинах появилась книга «Психиатрия для всех». Две тысячи экземпляров раскупили быстро. Ее автор — зав. кафедрой психиатрии и наркологии БелМАПО, доктор мед. наук профессор Роман ЕВСЕГНЕЕВ (на фото) отвечает на вопросы корреспондента «МВ». — Роман Александрович, спрос на популярную психиатрию — свидетельство возрастающей в нашем обществе заботы о психическом здоровье — своем и окружающих? — К сожалению, нет. Во всяком случае, на должном уровне. Во всех экономически развитых странах психическое здоровье — один из приоритетов не только системы здравоохранения, но и всей социальной сферы. В Беларуси же дисциплинам, занимающимся психическим здоровьем, пока отведено очень скромное место в иерархии медицинских специальностей. Сказывается и отсутствие специализированного научно-исследовательского учреждения (РНПЦ на базе Республиканской клинической психиатрической больницы планируют создать в 2008 г .). Традиционно психические заболевания населения игнорировались обществом — было принято считать, что люди в основном психически здоровы. Между тем, психическими расстройствами страдает 12–15% населения любой страны мира. Значит, в Беларуси — не менее 1 млн человек. Распространенное заблуждение, что психические расстройства обязательно сопровождаются безумием, психозами. В действительности же 80% случаев — не психотические, их проявления (плохое настроение, неприятные телесные ощущения, повышенная тревожность и др.) не видны окружающим. С психическими расстройствами в поликлиниках — каждый пятый пациент. Однако они приходят не к психиатру, и им ставят лишь соматические диагнозы: вегето-сосудистая дистония и т. д. В онко- и кардиодиспансерах таковых — около 40%, а в штате этих медучреждений нет врачей-психиатров; большинство таких столичных специалистов работает в РКПБ. Ухудшение психического здоровья населения наносит огромные экономические потери. Прямые расходы — лечение в стационаре и т. д.; косвенные — снижение производительности труда, суициды. Всемирный банк подсчитал, что 3 из 10 самых затратных, дорогостоящих для общества болезней — психические. Рекуррентная депрессия (расстройство настроения) — на 4-м месте (по прогнозам, к 2020 году выйдет на 2-е), в «десятке» — зависимости от психоактивных веществ, шизофрения. Значительному числу пациентов можно эффективно помочь. В одном из исследований ВОЗ наблюдали 100 больных шизофренией в течение 10 лет. Состояние четверти из них приближалось к полному здоровью (перенесли 1–2 приступа), четверть — сохранили социальное положение и семью (перенесли несколько приступов). Психиатрия быстро развивается — каждый год появляются новые методы лечения, медпрепараты (нейролептики, антидепрессанты). Но население избегает обращаться к врачу из-за страха стигмы, клейма «стыдного» заболевания. И в результате псевдопсихиатрическую помощь оказывают «бабки», гадалки, психологи. — Обращение пациента к психологу — это не по адресу? — Психолог — специалист в области нормальной психики. В его компетенцию не входит лечение психических расстройств. В ряде развитых стран психиатрическая помощь осуществляется мультидисциплинарными бригадами, в составе которых психиатр, психотерапевт, соцработник, психолог, логопед, юрист. У нас такой комплексный подход пока лишь в планах. На формирование общественного мнения о службе существенно влияют СМИ. О психиатрии часто пишут неправильно, эксплуатируют эту тему как средство для повышения тиража. Например, образ психиатра: вредитель, взяточник, извращенец или сам не очень здоровый. Мелькают такие штампы: пациент — серийный маньяк-шизофреник-убийца; шиза, дурдом, психушка… В США, Англии, Франции подобный «желтый» жаргон — повод для обращения в суд. У нас же под шизофренией понимают все, что страшно, аномально. Если один больной нарушит закон, об этом будут писать без конца. Но ведь 99% преступлений совершают лица без психических расстройств. Надо думать о просвещении людей и социальной ответственности, иначе у тысяч читателей будет представление: все психически больные — маньяки-убийцы… — Насколько актуальна проблема суицидов для Беларуси? Всегда ли психически нездоровы люди, предпринимающие суицидальные попытки? — Республика входит в пятерку стран мира с очень высоким показателем суицидов; в течение ряда лет — 27–30 на 100 тыс. населения. У 70–80% лиц, покончивших с собой, в этот период отмечались психические расстройства: депрессия (почти в половине случаев), шизофрения и особенно постшизофреническая депрессия, алкоголизм, зависимости от других психоактивных веществ или злоупотребление ими, расстройства личности, адаптационное расстройство. Есть вероятность наследственно-генетической предрасположенности к суициду. Биологический признак, связанный с высоким риском самоубийства, — дефицит серотонина  в головном мозге (такое отмечается и при депрессии). Среди населения распространены заблуждения в отношении лиц, имеющих мысли о самоубийстве. Опровергну их реальными фактами, накопленными в суицидологии. •    У самоубийц — твердое намерение покончить с собой? В действительности, почти все испытывают двойственное чувство: с одной стороны, хотят умереть, с другой — не против того, чтобы избежать этого. Большинство посылают окружающим сигналы (пусть и непрямые) с просьбой о помощи. Сигнализируют о нарастающем риске: спокойное высказывание желания смерти, оплата долгов, приведение своих дел в порядок, интерес к похоронам и кладбищам… •    Если человек принял твердое желание уйти из жизни, то суицид неизбежен? Сильное стремление покончить с собой человек испытывает только в короткий период острого состояния, но как только обстоятельства и состояние изменяются, это стремление резко снижается. •    Обсуждение суицидальных мыслей будет лишь способствовать их закреплению в сознании? В действительности — наоборот. Выявление и обсуждение таких мыслей приносит человеку огромное облегчение. •    Бывают ситуации, когда суицид — лучший выход? Гораздо чаще ситуация лишь представляется безвыходной. Например, страдающий неизлечимой болезнью думает, что дни его сочтены, хотя на самом деле при правильном лечении у него в запасе — годы, которыми стоит дорожить. Человек, переживший крушение карьеры, разорение или измену близкого, но удержавшийся от суицида, через некоторое время с удивлением обнаруживает: тяжесть катастрофы он явно переоценил. Часто после кризиса жизнь изменяется к лучшему.  

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.