Ошибки гинекологов в распознавании опухолей яичников

(Продолжение. Начало в №№ «МВ» от 26 февраля и 5 марта с. г.).   Гинекологи тоже могут ошибочно интерпретировать рак яичников, длительно наблюдая больных и не прибегая к радикальному лечению. Наличие асцита чаще указывает на запущенность опухолевого процесса, хотя этот симптом сопровождает развитие и некоторых доброкачественных опухолей придатков матки — например, при синдроме Мейгса (асцит и гидроторакс при фиброме или текоме яичников). Гинекологи должны об этом знать, чтобы ошибочно не считать больных с асцитом инкура (Продолжение. Начало в №№ «МВ» от 26 февраляи 5 марта с. г.).   Гинекологи тоже могут ошибочно интерпретировать рак яичников, длительно наблюдая больных и не прибегая к радикальному лечению. Наличие асцита чаще указывает на запущенность опухолевого процесса, хотя этот симптом сопровождает развитие и некоторых доброкачественных опухолей придатков матки — например, при синдроме Мейгса (асцит и гидроторакс при фиброме или текоме яичников). Гинекологи должны об этом знать, чтобы ошибочно не считать больных с асцитом инкурабельными или не использовать химиотерапию без морфологического подтверждения малигнизации. Надо своевременно прибегать к хирургическому лечению. После удаления опухоли гидроторакс и асцит быстро исчезают. Для иллюстрации привожу историю болезни пациентки Б. с текафибромой яичника, клинически проявлявшейся признаками полисерозита: скоплением выпотной жидкости в плевре, перикарде, брюшной полости (см. Случаи из практики). Ошибка врача в том, что он в связи с менометроррагией у больной в постменопаузе, пытался выявить злокачественную опухоль эндометрия. Ориентировался на результаты гистологического исследования соскоба слизистой оболочки полости матки, которые исключили патологию. Вероятно, врач в должной мере не владел влагалищно-прямокишечным исследованием. Свидетельством тому — выписка из истории болезни, в которой нет упоминаний об опухоли в малом тазу. В действительности же при влагалищном и ректальном исследованиях определялось образование, представляющее вместе с маткой общий конгломерат, который заполнял полость малого таза и по своей природе оказался гормонопродуцирующей опухолью. Повышенное содержание эстрогенов в крови продуцировалось опухолью и объясняло менометроррагию. Неправильная трактовка заболевания породила такую же тактику ведения пациентки, что привело к критическому состоянию, связанному со скоплением жидкости в плевре, перикарде и брюшной полости. Чтобы избежать подобных ситуаций, при малейшем сомнении в правильности диагноза необходимо проводить дополнительные исследования. В случае с больной Б. предположительную информацию о гормонопродуцирующей опухоли дало кольпоцитологическое исследование влагалищного мазка, показавшее у женщины в постменопаузе IV степень эстрогенной насыщенности. Ошибка в диагнозе могла стоить человеку жизни, поскольку полисерозит прогрессировал и привел к нарушению сердечно-сосудистой деятельности.   Тайная триада   В изданных монографиях и руководствах проблема асцита рассматривается неполно, и у многих врачей нет навыка в распознавании этой патологии. Они больше осведомлены о том, что частыми причинами асцита являются заболевания сердца, почек либо алиментарная дистрофия в ее отечной форме. Правда, гинекологи информированы, что асцит бывает связан с распространенной формой рака яичников, желудка и других злокачественных новообразований. Но с различными, редко встречающимися доброкачественными опухолями яичников, проявляющимися асцитом, они знакомы в меньшей степени. При фибромах и текомах довольно часто (в 40% случаев) развивается картина полисерозита. Выпотная жидкость накапливается в брюшной полости, плевре, сумке перикарда, определяя тяжесть заболевания. Кстати, опухоль яичника при этом может быть небольшой и выявляться только после эвакуации асцитической жидкости. Триада симптомов — асцит без обнаружения в нем злокачественных клеток, плеврит и опухоль яичников — получила название синдрома Мейгса. Он описан в основном в специальной онкологической литературе, не всегда доступной для гинекологов общей лечебной сети; отсюда их недостаточная информированность. В распознавании синдрома Мейгса важное значение имеет гинекологическое исследование после удаления асцитической жидкости, в которой цитологически нет опухолевых клеток. При таком исследовании определяется односторонняя опухоль мягковатой консистенции, легко смещаемая, безболезненная, расположенная в месте проекции придатков матки. Но без морфологического исследования диагноз синдрома Мейгса только предположительный, т. к. асцит и плеврит в сочетании с опухолью яичника — в ряде случаев признаки рака данной локализации. Следовательно, установление дифференциального диагноза у больных с асцитными формами опухолей яичников, определение их доброкачественного или злокачественного характера, должно стать правилом для врача, планирующего лечение. Решающую роль здесь играет морфологическое исследование. При подтверждении синдрома Мейгса показано хирургическое лечение. При асцитных формах опухолей яичников, проявляющихся диссеминацией по париетальным и висцеральным листкам брюшины, лечение на первом этапе предпочтительнее начинать с химиотерапии. Если же врач не стремится к морфологической верификации диагноза, то ошибочное назначение химиотерапии чревато наслоением миелодепрессивного и токсического действий противоопухолевого препарата на общее состояние больной, которое и без того ослаблено из-за опухолевой интоксикации. Сам по себе асцит не является синонимом злокачественности, хотя его присутствие настораживает, вызывая подозрение на раковое поражение. Асцит сопутствует и некоторым видам доброкачественных опухолей яичников. Поэтому в случае выявления его и полисерозита необходимо провести дифференциальный диагноз между раком яичников и синдромом Мейгса. При этом важно учитывать, что объем асцитической жидкости, размер овариальной опухоли и общее состояние больных не всегда пропорциональны. Нередко большая опухоль затрудняет поиск сопутствующего ей асцита, симулирует его, а иногда значительное накопление асцитической жидкости маскирует наличие небольших размеров доброкачественной или злокачественной опухоли яичника, как у больной Д. (см. Случаи из практики). В ее ситуации гигантская киста яичника симулировала картину асцита. Характерный симптом у больных с псевдомуцинозными кистами яичников — увеличение живота и ощущение в нем тяжести. Живот увеличивается за счет не асцитической жидкости, а опухоли. Псевдомуцинозные опухоли — «великаны» среди новообразований яичников. Они многокамерны. При истончении передней брюшной стенки, из-за ее перерастяжения опухолью, можно видеть отдельные камеры наподобие бугристых образований, составляющих гигантскую опухоль. Главный отличительный признак кисты от асцита — форма живота. При кистомах яичников живот в горизонтальном и вертикальном положениях чаще овоидный. У больных раком с асцитом в стоячем положении живот отвисающий, а в лежачем — расширяется по бокам («лягушачий»). Когда больная лежит на спине, перкуторно выявляется тупость в отлогих отделах, изменяющаяся при смене положения. Если тело находится в вертикальном положении, жидкость при асците выявляется внизу живота. Верхняя граница занимает горизонтальную линию, выше обнаруживается тимпанический перкуторный звук. Асцит, даже небольшой, легко диагностируется при УЗИ. У больных с гигантскими кистами, симулирующими асцит, притупление перкуторного звука не меняется от перемены положения тела. В случае гигантских опухолей яичников не выявляется и симптом флюктуации, который часто определяется у больных с асцитом.   Как важен навык   При асците неясного происхождения следует прибегать к лапаротомии. В РНПЦ мы наблюдали 4 больных молодого возраста с асцитной формой туберкулеза придатков матки. У них определялись просовидные высыпания по париетальной и висцеральной брюшине, симулировавшие диссеминированную форму рака яичников. Срочное гистологическое исследование высыпаний и резецированных фрагментов опухолевидных тубоовариальных образований позволили избежать неоправданного расширения объема операции. Анализ ошибок в распознавании асцита и «псевдоасцита» показывает неосведомленность врача о причинах выпота, недостаточное владение методами дифференциальной диагностики, недооценку анамнеза, неумение правильно трактовать результаты клинического и инструментального исследований больной. Оценивая случаи своевременно не распознанных, далеко зашедших форм рака яичников, обращаю внимание на то, что у ряда больных они были обусловлены отсутствием специфических гинекологических симптомов. В результате пациенты надолго попадали в контингент терапевтических, оставались на лечении, которое было безрезультатным, а при назначении физиотерапии провоцировало рост опухоли. У больных с избыточной массой тела, обследованных клинически и интраскопически, своевременно не распознали далеко зашедший опухолевый процесс с большим накоплением асцитической жидкости, а отложение жира на передней брюшной стенке ошибочно трактовалось как асцитная форма рака яичников. Данные литературы и опыт нашей работы свидетельствуют, что активное раннее выявление больных со злокачественными опухолями яичников возможно только при идентификации женщин из групп высокого риска. Они нуждаются в углубленном обследовании в условиях стационара с использованием дополнительных методов (ультразвукового, исследование маркеров СА-125, рентгенологического, эндоскопического и цитологического). Когда диагноз непонятен, следует чаще созывать консилиумы с участием специалистов различного профиля.   Случаи из практики   Больная Б., 63 года. Поступила в онкогинекологическое отделение с жалобами на боли в животе и в области сердца, увеличение живота, одышку. Из анамнеза известно, что кровянистые выделения из влагалища появились у женщины после 9 лет менопаузы. Обратилась к гинекологу. Проведено выскабливание эндометрия. Патологии шейки и эндометрия не выявлено. Наблюдалась регулярно. Спустя 6 мес. вновь те же кровянистые выделения. В повторном соскобе изменений не обнаружено. Больная направлена в НИИ онкологии и медрадиологии (ныне РНПЦ) с подозрением на опухоль яичников. При поступлении состояние удовлетворительное. Кожные покровы сероватого оттенка. Одышка. Число дыханий в минуту — 28, перкуторно справа сзади отмечались притупление звука и ослабленное дыхание. При ректовагинально-бимануальном обследовании установлено, что малый таз и часть брюшной полости заняты большой, мягкой, малоподвижной опухолью, верхний полюс которой находится на 10 см выше пупка. Выявлен асцит. На рентгене в легких — небольшое количество жидкости в правом синусе. Через 6 дней в правой плевральной полости она уже достигла уровня IV ребра. Эхокардиографически диагностирован перикардит. В пунктате из прямокишечно-маточного углубления злокачественных клеток не найдено. Цитогормональные исследования влагалищного мазка показали IV тип реакции. Клинически заподозрена феминизирующая опухоль яичника. Сопутствующие заболевания: ишемическая болезнь сердца, стенокардия напряжения, атеросклероз коронарных сосудов, миокардиодистрофия, эмфизема легких, пневмосклероз, полисерозит, асцит, плеврит, перикардит, вторичная анемия. Консилиум (гинеколог, анестезиолог и терапевт) отметил, что ухудшающееся состояние больной обусловлено опухолевым процессом из яичников, и на первом этапе предпочтительнее операция. При ревизии органов брюшной полости выявлен асцит. Малый таз заполнен большой бугристой, «мозговидной», мягковатой опухолью, сращенной с сальником. Нижним полюсом она уходила в забрюшинное пространство и обтураторную ямку. Опухоль из левого яичника проекционно наслаивалась на неизмененную матку и правые придатки. Со значительными техническими сложностями от нее отделили правый мочеточник и подвздошные сосуды. Нижний край опухоли тупо выделен из обтураторной ямки и прямокишечно-маточного углубления. Опухоль отсечена от матки, проведена двусторонняя аднексэктомия. Тяжелое общее состояние больной не позволило расширить объем хирургического вмешательства. При срочном гистологическом исследовании в удаленной опухоли выявлена картина текомы. В результате планового морфологического исследования обнаружена текома с признаками фолликуломы. Послеоперационный период протекал гладко. Через 2 недели рентгенологически зафиксировано исчезновение плеврита, эхокардиографически — перикардита. Исчез и асцит.   Больная Д., 78 лет. Отклонения в общем состоянии отмечала более 2 лет. Заболевание проявилось увеличением живота. Консультирующими врачами — онкогинекологами диагностирована асцитная форма рака яичников. Трижды проводилась пункция брюшной полости. Эвакуировано по 500 мл жидкости. В процессе двухлетнего наблюдения установлено, что, несмотря на увеличивающийся живот, жидкости при последней пункции эвакуировано меньше. Зато она стала мутной, слизистой. Нарастали одышка, сердцебиение, возникли признаки сердечно-легочной недостаточности. При осмотре в НИИ онкологии и медрадиологии выявлены огромная киста яичника, тотальное выпадение матки. Как показало терапевтическое обследование, тяжесть состояния больной обусловлена длительным существованием большой кисты, вызвавшей сдавление органов брюшной полости (в результате женщина ограничивала себя в пище и питье) и органов грудной клетки. Отсюда нарушение сердечно-сосудистой системы, легочная недостаточность. При лапаротомии обнаружена гигантская многокамерная киста, занимавшая малый таз, всю свободную брюшную полость и исходившая из правого яичника. Больная весила 48 кг, а киста — 16. Гистологическим исследованием установлена псевдомуцинозная папиллярная цистаденома яичника. Проведена двусторонняя аднексэктомия и вентрофиксация матки по Кохеру. Послеоперационный период протекал гладко.   (Окончание следует).   Главный отличительный признак кисты от асцита — форма живота. При кистомах яичников живот в горизонтальном и вертикальном положениях чаще овоидный. У больных раком с асцитом в стоячем положении живот отвисающий, а в лежачем — расширяется по бокам («лягушачий»). Когда больная лежит на спине, перкуторно выявляется тупость в отлогих отделах, изменяющаяся при смене положения. Если тело находится в вертикальном положении, жидкость при асците выявляется внизу живота.

Подготовлено Галиной Гульской
Источник -medvestnik.by

Комментарии закрыты.